Первый зампред ВТБ Северо-Запад Евгений Новиков считает, что «сейчас банки стали умнее» и предпочитают не рисковать. «Ключевые показатели эффективности сотрудника, от которых зависит его зарплата, составляются с учетом показателей риска. Поэтому, даже когда закончится кризис, в России уже не будет взрывного роста объемов кредитования. И хорошо, что не будет. Кредитование должно опираться на экономическую ситуацию, а не на спекулятивный рост стоимости активов», — заявил он в интервью «РБК daily», опубликованном в пятницу.

«По нашим оценкам, уровень потенциально проблемной задолженности, которую надо отслеживать и с которой можно и нужно работать, сегодня составляет 20—25%. Порядка 10% из них — это чистые потери, то есть та задолженность, которая, скорее всего, восстановлена не будет. Но уровень NPL в 10% некритичен, если мы говорим о стабильных, крепких банках. Оценивая структуру доходов некоего стандартного банка, видно, что эти 10% неработающих активов, которые подлежат списанию в течение 3—4 лет, не драматичны для банковской маржи: они полностью покрыты резервами, давления на капитал нет. Банк будет терять порядка 40% прибыли на их фондировании, но с такими потерями можно работать. За несколько лет доля неработающих активов будет постепенно снижаться и выйдет на среднеотраслевой докризисный уровень. Если не будет второй, третьей волны кризиса», — подчеркнул он.

При этом он отметил, что ВТБ Северо-Запад ориентируется на то, что второй волны кризиса не будет. «Мы не можем сидеть и ждать, как развернется кризис, мы должны ежедневно действовать. И действуем, исходя из оценок темпа восстановления спроса — как потребительского, так и спроса бизнеса на товары и услуги», — добавил Новиков.

По его словам, в следующем году рост объема нового кредитования по России составит порядка 16%, «в СЗФО — на несколько процентов меньше». «На северо-западе как раз велика доля отраслей, серьезно подверженных влиянию кризиса. Так что кредиты будут связаны с рисками, и это нормально. Ненормальной была ситуация, когда на протяжении 7—8 лет банковские специалисты не видели ни одного заметного дефолта. Все, что кредитовалось, приносило прибыль, никаких потерь! И вот банки стали конкурировать друг с другом, вскапывая чрезвычайно рискованное поле. Стали поддаваться шантажу со стороны клиентов, которые говорили так: мне дают кредит в другом месте по минимальной ставке на льготных условиях, делайте условия еще более льготными. И по всему миру было так. В американском кризисе subprime-долгов повинна та же логика — сделанная банками ставка на то, что цены на недвижимость всегда растут, покрывая любые проблемы», — отметил он.