По оценкам Росстата, теневая экономика в России с конца III квартала прошлого года начала расти. Об этом в интервью «Российской газете», опубликованном в пятницу, заявил глава ведомства Александр Суринов. «Я думаю, что примерно пятая часть экономики сейчас находится в тени», — сказал он.

«Оценки теневой экономики (мы ее называем ненаблюдаемой экономикой) — не цель Росстата, но косвенный продукт наших макроэкономических расчетов. Мы должны оценить валовой внутренний продукт страны, потому что это самый главный измеритель величины национальной экономики. И для нас неважно, в тени производится добавленная стоимость или на свету, или в полутени. Надо все подсчитать», — отметил Суринов.

По его словам, есть пять проблемных областей ненаблюдаемой экономики. «Первая — это производство товаров и услуг, которые запрещены к производству и реализации на территории страны. Условно говоря, если у нас проституция запрещена, значит, это теневая экономика. В Германии разрешена, и, значит, это не теневая экономика. То же самое с наркотиками, торговлей оружием. Все страны мира декларируют, что запрещенное производство надо включать в оценки ВВП, но мало кто реально это делает, потому что нет надежных методов измерения. Мы тоже декларируем, но не включаем», — подчеркнул он.

«Вторая проблемная область — это так называемое скрытое производство, при котором скрываются его размеры, чтобы уйти или от налогов, или от исполнения, например, трудового законодательства. Здесь у нас оценки есть. Способов оценки много, не буду перечислять. Еще есть так называемая неформальная деятельность. Это когда создаются предприятия, которые не регистрируются, но они и не должны регистрироваться. Например, репетиторство. Здесь у нас тоже ведутся обследования с помощью опросов населения, и наши цифры относительно надежны», — считает глава Росстата.

«Четвертая зона — это личные подсобные хозяйства населения, плюс все, что производится внутри семьи для себя. Это не только производство продукции сельхозназначения, строительство для себя. И пятая зона связана со слабостью статистических наблюдений. То есть мы не охватываем все предприятия, которые должны быть охвачены. Со всеми проблемными зонами ненаблюдаемой экономики мы работаем. У нас есть подходы, как исправлять, как учитывать, кроме первой», — сказал он.