Американский юрист Скотт Ротстейн, организатор финансовой пирамиды, участие в которой обошлось доверчивым вкладчикам в 1,2 млрд долларов, признал свою вину по пяти пунктам выдвинутых против него обвинений. Соответствующее признание 47-летний адвокат, уже лишенный права заниматься своей профессиональной деятельностью, сделал в среду в федеральном суде в Форт-Лодердейле (штат Флорида), сообщает ИТАР-ТАСС.

Ротстейн сознался, в частности, в мошенничестве и отмывании денег. По американским законам ему может грозить заключение на срок до ста лет в федеральной тюрьме. Однако с учетом добровольного признания Ротстейном своей вины суд может смягчить ему наказание. Вынесение приговора махинатору назначено на 6 мая.

По данным следствия, в течение нескольких лет Ротстейн занимался фабрикацией уголовных дел, которые, будь они реальными, сулили бы значительные компенсационные выплаты. Для того чтобы получить прибыль, он убеждал вкладчиков инвестировать средства в свою фирму Rothstein Rosenfeldt Adler и через какое-то время получить солидный куш.

На доходы от незаконной деятельности юрист вел поистине королевскую жизнь. После его ареста 1 декабря прошлого года правоохранительные органы конфисковали два десятка принадлежащих Ротстейну домов, более 20 редких автомобилей дорогих марок — Ferrari, Bugatti, Maserati, 30-метровую яхту, дорогие ювелирные изделия и другое имущество, а также наложили арест на его банковские счета. Впоследствии власти планируют провести аукцион по активам Ротстейна, чтобы хотя бы частично компенсировать убытки десяткам обманутых инвесторов.

Примечательно, что махинатор активно жертвовал деньги, полученные нечестным путем, благотворительным организациям, а также устраивал мероприятия по сбору средств в «копилки» политических деятелей. После того как стало известно о привлечении Ротстейна к суду, политические круги поспешили «откреститься» от него и вернуть эти деньги. Так, Демократическая партия вернула около 200 тыс. долларов, которые были перечислены на ее счета Ротстейном и его юридической фирмой. Республиканцы возвратили пожертвованные им в партийную кассу 150 тыс. долларов.