Владельцы царских облигаций России продолжают добиваться погашения долгов, сообщает во вторник газета «Ведомости». Они намерены использовать решение французского суда, который признал право России на собор в Ницце, построенный императорским двором до революции.

Право собственности России на Свято-Николаевский собор в Ницце городской суд высшей инстанции признал 20 января, отклонив иск претендовавшей на церковь местной православной ассоциации. Теперь Ассоциация владельцев русских облигаций (AFIPER) намерена использовать решение суда, чтобы добиться погашения долгов царской России. Отстаивая свою позицию, Россия заявила, что является правопреемником Российской империи, объясняет президент AFIPER Эрик Санита (его цитирует Le Figaro), но преемственность должна распространяться не только на права, но и на обязательства. Ассоциация «изучает вопрос о возможном обращении в суд с ходатайством об аресте Свято-Николаевского собора и всех внесенных в опись предметов имущества и искусства», говорится в ее заявлении.

В AFIPER считают, что Россия должна выплатить держателям царских облигаций около 100 млрд евро с учетом процентов. Общий внешний госдолг России на начало 1918 года составлял в золотом эквиваленте около 13,5 тонны золота. ВЦИК аннулировал займы царского и временного правительств указом от 3 февраля 1918 года. В нынешних ценах это составляет 440 млрд долларов, подсчитал Николай Сосновский из «Уралсиба».

Москва фактически рассчиталась с царскими долгами в 1996 году, когда было заключено двустороннее соглашение об аннулировании долга перед российским правительством. Меморандум был подписан премьерами двух стран Виктором Черномырдиным и Аланом Жюппе. В качестве компенсации Россия выплатила французскому правительству 400 млн долларов, а оно взяло на себя вопросы урегулирования претензий c держателями облигаций, которые это соглашение не признали, говорит представитель Минфина.

Держатели царских облигаций уже пытались взыскать компенсацию с российского правительства. Признание правопреемства может касаться и долгов, говорит партнер компании «Нерр Штифенхофер Лутц» Илья Рачков. Из подтверждения права на один объект автоматически не может следовать признание обязательств по выпущенным бондам, не согласен партнер Clifford Chance Иван Марисин: «Это вопрос детального правового анализа». В любом случае шансы для взыскания денег невелики, считает Рачков: «Прошло более 100 лет, истек срок исковой давности для взыскания требований».