Полномочия Банка России по надзору за банками могут быть существенно расширены уже в этом году, пишет в среду «Коммерсант». Президент поручил правительству пересмотреть понятие аффилированности в банковской сфере. В результате ЦБ сможет на основании своего экспертного мнения пресекать бесконтрольное кредитование собственниками банков своего бизнеса. Именно из-за таких схем многие банки в кризис оказались на грани банкротства.

Совершенствование надзорного законодательства значится одним из пунктов перечня поручений Дмитрия Медведева правительству по регулированию финансового рынка. На прошлой неделе он был опубликован на официальном сайте президента. За громоздкими формулировками — «определение возможности применения мотивированных суждений при осуществлении пруденциального надзора» и «совершенствование порядка установления аффилированности лиц в целях пруденциального надзора» — кроется серьезное расширение полномочий Центробанка. Конкретные предложения правительства по изменению законодательства президент ждет к 1 июня.

Реализация первого поручения (о мотивированных суждениях) будет означать, что оценивать риски банков ЦБ сможет не только по их официальной отчетности, но и на основании собственных экспертных суждений. Равно как и меры воздействия к кредитным организациям регулятор сможет применить не только в случае нарушения обязательных требований и нормативов, но и при их формальном соблюдении. Например, если, по оценкам ЦБ, фактические риски банка угрожают его финансовой устойчивости.

Второе поручение президента (о порядке установления аффилированности) по сути является конкретизацией первого. Его реализация даст Банку России возможность законодательно установить критерии не только юридической, но и фактической аффилированности заемщиков банка — как с банком, так и между собой. Сейчас при расчете норматива Н6 (ограничивает кредитование одного заемщика или группы связанных лиц 25% капитала банка) учитывается только юридическая аффилированность. В результате банки достаточно просто обходили существующие нормативные ограничения, что в кризис стало одной из основных причин их санации или банкротства.

Так, например, в ходе санации Банка ВЕФК (переименован в «Петровский») выяснилось, что порядка 70% кредитного портфеля составляли ссуды структурам, аффилированным с бывшими собственниками кредитной организации. Норматив Н6 при этом формально соблюдался, поскольку кредиты выдавались не напрямую, а через сеть компаний-прокладок, де-юре никак не связанных с банком или между собой. В санированном банке «Тарханы» около 80% активов было сконцентрировано в кредитах, выданных на развитие бизнеса его бывших собственников по выращиванию роз. Схема обхода норматива Н6 была аналогичной ВЕФКу. В ряде кредитных организаций, по словам представителей АСВ, в качестве номинальных заемщиков использовались даже не компании-прокладки, а сотрудники компаний — конечных получателей кредитов.

Реализация поручений по изменению банковского надзора, данных президентом правительству, должна если не исключить, то существенно сократить такие схемы. При этом на уровне Банка России соответствующая работа уже началась. ЦБ готовит концепцию поправок в закон «О Центральном банке», расширяющих круг кредитов, попадающих под действие норматива Н6, сообщил недавно директор департамента банковского регулирования и надзора ЦБ Алексей Симановский.