В России появится стратегия по противодействию коррупции, а одноименный национальный план будет серьезно скорректирован, рассказал «Ведомостям» чиновник администрации президента. Начальник контрольного управления президента Константин Чуйченко на встрече со студентами Высшей школы экономики объяснил, что если до сих пор борьба шла только с коррупционным спросом чиновников, то теперь предлагается ограничить коррупционное предложение со стороны бизнеса. По словам Чуйченко, основу нового блока, который появится в антикоррупционном документе, составят данные проверки состояния корпоративного законодательства и ситуации с противодействием рейдерству. О предложениях администрации президента издание пишет в среду.

Чуйченко предлагает сделать еще более прозрачной и подконтрольной деятельность публичных компаний: унифицировать их внутренние документы, сократив случаи их применения, заставить компании показывать зарплаты топ-менеджеров, а не общий размер вознаграждения, которое получает совет директоров или правление, и ввести для них те же ограничения, что и для госслужащих, — речь идет прежде всего о декларировании доходов менеджеров и членов их семей.

«Я как инвестор, решая, куда инвестировать, не должен думать, какое корпоративное управление в том или ином эмитенте, в чем достоинства и недостатки», — объяснял Чуйченко; по его словам, все вопросы должны регулироваться законом, а устав — одна страница с ответами на вопросы, которые закон ставит перед эмитентами: количество человек в совете директоров, кворум и т. д. Из-за того что в законодательстве отсутствуют такие понятия, как бюджет, инвестиционная программа, порядок взаимодействия с дочерними и зависимыми фирмами, продолжил представитель президентской администрации, возникают лазейки, которые используются компаниями для уменьшения прибыли и дивидендов, а также для создания коррупционного предложения.

Будет ужесточено и наказание для менеджеров, ущемляющих права акционеров, обещал Чуйченко: «Если я украду часы — пойду в тюрьму, а если я директор и не пущу кого-то на собрание, где приняты решения о выводе активов или допэмиссии, то в уголовно-правовом смысле ничего мне не будет». У российского акционера есть право оспаривать эти решения в суде, а мировая практика состоит в том, что несоблюдение правил корпоративного управления стоит следующим по тяжести правонарушением после налоговых преступлений.

Частным компаниям Чуйченко предлагает предоставить больше прав и свобод — чтобы «бизнес не бежал из России». Если участники ООО хотят, например, непропорционально распределять дивиденды — это их право.