ФСФР предлагает узаконить предоставление ей главными редакторами и журналистами сведений об источнике информации, если такая информация оказалась ложной и повлекла за собой негативные последствия. Сейчас же это можно сделать только через суд. В то же время ФСФР отказалась от идеи наказывать журналистов за распространение в СМИ инсайдерской информации, даже если она является ложной, но лишь при условии, что журналист не знал или не должен был знать, что эти сведения считаются инсайдерскими и вдобавок ошибочными. Об этом в понедельник пишет газета «РБК daily».

Поправки в законопроект об инсайдерской информации подготовлены ФСФР и рабочей группой при Комитете Госдумы по финансовому рынку для принятия во втором чтении законопроекта «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком». В первоначальной редакции законопроект был слишком суров в отношении журналистов, чьи публикации основаны на инсайдерской информации: на это представители СМИ пожаловались президенту России Дмитрию Медведеву, и он предложил ФСФР доработать проект с учетом позиции журналистского сообщества. «Я встречался с главными редакторами, они очень обеспокоены законом об инсайдерской информации и считают, что из них выпьют кровь, заставят отвечать за те вещи, которых они не совершали», — подчеркнул Дмитрий Медведев.

В результате из законопроекта исключена статья о порядке распространения результатов исследований и статистических данных в сфере финансовых и товарных рынков. Также предлагается не считать нарушением запрета на передачу инсайдерской информации третьим лицам, если ее получателем стал журналист, а сами сведения были опубликованы в СМИ.

Однако передача такой информации с целью публикации не освобождает от ответственности за незаконное получение и разглашение сведений, составляющих государственную, коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну. И самое главное, не освобождает от обязанности по раскрытию или предоставлению инсайдерской информации. При этом в ряде случаев СМИ обяжут раскрывать источники инсайдерской информации не через суд, а по первому требованию ФСФР. В частности, если опубликованный инсайдерский «слив» признан ложной информацией и повлек за собой негативные последствия.