Председатель совета директоров Юниаструм Банка Георгий Писков в интервью порталу Slon.ru заявил, что история с пайщиками нескольких фондов банка, которые потеряли более 90% вложенных средств, «конечно, неприятная». «На бизнесе банка она отразилась, так как мы понимаем, что понесли весьма существенный репутационный урон. Да, по сути, мы потеряли бизнес по управлению активами. С другой стороны, мы приобрели большой опыт и знаем, что следует и чего не следует делать в будущем. В результате этой истории я получил большой интеллектуальный капитал и теперь очень много знаю о том, чего делать не следует. Не совершает ошибок только тот, кто ничего не делает», — отметил он.

«Основной урок, который я извлек из всей этой истории, заключается в разделении разных сторон бизнеса: юридической и той, что связана с разными аспектами восприятия у клиентов. Когда мы строили наш диалог с клиентом-пайщиком, то задавали вопрос: вы понимаете, что, возможно, больший доход ведет к возможно большим потерям? Ответ был — «да». «Вы готовы пойти на этот риск?» — спрашивали мы. «Да», — снова говорил клиент. С юридической точки зрения, на этом разговор был закончен, после этого мы оформляли документы: договор и заявление, где клиент подписывался под этими своим словами. Но потом я понял, что этому нельзя было верить, и наша стратегическая ошибка заключалась в том, что мы недостаточно изучили это рынок. Мы полагали, что клиент готов рисковать, а на самом деле он не был готов к этому риску», — объяснил Писков.

«Считаю, что мы повели себя в этой истории максимально открыто и честно. Как любой уважающий себя управляющий активами, немедленно сообщили о понесенных потерях, как только поняли, что они материализовались. Может, надо было как-то замолчать это, что-нибудь придумать, не знаю. При уровне информированности клиентов о существующих рисках, может быть, нельзя было поступать так, как поступили мы. Видимо, наш рынок предпочитает быть менее информированным, и мы все еще не готовы к тому, чтобы принимать ответственные решения», — предположил он.

По его словам, «идея была в том, чтобы дать розничному инвестору возможность создать сбалансированный диверсифицированный портфель из паев разных фондов, как рискованных, так и консервативных». «Правда состоит в том, что большинство инвесторов не прислушались к такому совету. Они сами выбирали тот фонд из линейки, который им больше всего по каким-то соображениям понравился. Инвестиции делались, как правило, на основе исследования его исторической производительности. И туда-то они и вкладывали большую часть своего портфеля! Наше дело было посоветовать, а прислушаться или нет — это уже воля клиентов», — подчеркнул Писков.

Он рассказал, что «основная масса претензий рассмотрена, те из них, которые имели под собой какую-то почву, удовлетворены». «87 пайщиков подали на нас в суд, из этих дел уже рассмотрены в судах 39, и все они выиграны нами. Если перевести наши отношения с пайщиками в юридическую сферу, я полагаю, мы все-таки правы. Часть пайщиков пошли на неюридические меры отстаивания своей точки зрения, стали демонстрации устраивать — это их право. К главному офису приходили человек пятнадцать с флагами. Но я думаю, что это не самый правильный путь: если люди считают, что они правы, то должны обращаться в суд», — уверен банкир.