Руководитель британского подразделения Goldman Sachs Фабрис Турре категорически отрицает свою виновность в мошенничестве, не признавая также вины своего банка. Соответствующее заявление он сделал, выступая во вторник на слушаниях в cенате США.

По словам Турре, он не сообщал инвесторам, приобретавшим у Goldman Sachs бумаги CDO (так называемые облигации взаимного долга), что участвовавший в отборе обеспечивающих CDO ипотечных облигаций хедж-фонд Paulson & Co собирался играть на их повышение (в реальности фонд, напротив, ставил на падение стоимости бумаг). Основной пункт претензий Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC), предъявляемых Goldman Sachs, состоит в том, что банк вводил клиентов в заблуждение о намерениях Paulson & Co.

Турре в то же время не стал отрицать, что фонд участвовал в формировании пакета CDO, проданного двум институциональным инвесторам — ACA Management и IKB.

Между тем BBC News приводит выдержки из электронной переписки Турре в 2007 году, когда и был заключен вышеупомянутый контракт. В приведенных письмах он называет CDO «интеллектуальной мастурбацией» и отмечает, что у этого продукта нет цели и никто не знает, как его оценивать. Американский рынок высокорисковой ипотеки, облигациями которого зачастую обеспечивались подобные бумаги, в своих сообщениях Турре характеризует как «мертвый».

Одновременно Bloomberg опубликовало переписку высокопоставленного топ-менеджера Goldman Sachs Томаса Монтага. Он называет другой пакет CDO — Timberwolf Ltd., также сформированный банком в 2007 году, «дерьмовой сделкой», имея в виду крайне низкое качество обеспечивающих его ценных бумаг.

SEC подала иск к Goldman Sachs в середине апреля. По версии регулятора, банк должен нести ответственность за обман инвесторов, приведший к потере ими миллиарда долларов. Тем временем представители самого Goldman утверждают, что за сделку может отвечать только Турре.

27 апреля стало известно, что акционеры Goldman Sachs уже подали в суд три самостоятельных иска на действия менеджмента банка. Претензии акционеров состоят в том, что руководство финансового учреждения не сообщило им, что в отношении организации ведется расследование.