С сегодняшнего дня ставка рефинансирования ЦБ снижается на 0,25 процентного пункта до беспрецедентного уровня — 8%. С начала кризиса это уже 13-е снижение ставки и, скорее всего, последнее, предупреждают эксперты. Понижая ставку, Центробанк добивался наращивания кредитования банками реального сектора. Теперь, когда возможности Банка России исчерпаны, банкиры обещают «даже без усилий ЦБ» снизить ставки по кредитам к концу года. У банковского сектора сейчас другая проблема — денег много, но их «никто не берет», пишет в пятницу «Коммерсант».

В заявлении ЦБ поясняется, что «в апреле сохраняется благоприятная динамика индекса потребительских цен (по состоянию на 26 апреля годовая инфляция составила 6,1% по сравнению с 6,5% в марте 2010 года), что формирует условия для снижения процентных ставок».

Однако, как указывает издание, примечательна оговорка: «Банк России не исключает возможности повышения годового индекса потребительских цен во втором полугодии 2010 года. Динамика инфляции может потребовать более детального анализа для принятия в дальнейшем решений о целесообразности изменения процентных ставок». Фактически ЦБ предупреждает, что нынешнее снижение ставки может оказаться последним, считают экономисты.

«Очевидно, ЦБ готовится к тому, чтобы завершить цикл понижения ставок, потому что ожидает роста инфляции во второй половине года и видит, что ликвидность сейчас высока, это создает инфляционное давление», — соглашается главный экономист Deutsche Bank Ярослав Лисоволик. Он не исключает, что к концу года ЦБ может даже повысить ставку. По итогам года инфляция, скорее всего, превысит прогноз Минэкономразвития в 7—7,5%, говорит он.

Последнее время Банк России стремится сделать ставку рефинансирования основным инструментом влияния денежно-кредитных властей на стоимость денег в экономике. В 2009 году ЦБ снижал ставку рефинансирования десять раз — с 12,5% в апреле 2009 года до 8,75% в конце декабря. С начала 2010 года это уже третье снижение — с 8,75% в феврале до 8%.

Между тем меры ЦБ по снижению ставки так и не привели к увеличению кредитования. Даже государственные банки не спешат удешевлять кредиты. По словам аудитора Счетной палаты Валерия Горегляда, у этой проблемы есть объективные причины — сохраняющиеся на высоком уровне кредитные риски. К тому же у банков, получивших господдержку, нет прямой обязанности кредитовать реальный сектор под заранее определенный уровень ставок.

Снижая ставку, ЦБ оказывал скорее «психологическое влияние» на банки, говорит председатель правления Нордеа Банка Игорь Буланцев. «ЦБ давал сигнал рынку о том, что стоимость ресурсов будет снижаться», — говорит он. Однако если снижение ставки прекратится, «это не значит, что кредиты банков начнут дорожать», успокаивает он. «Ликвидность большая, деньги есть, проблема в том, что их никто не берет», — подтверждает председатель совета директоров МДМ Банка Олег Вьюгин. По его словам, качественным заемщикам деньги не нужны: раньше они кредитовались для развития своих инвестпрограмм, а сейчас компании перестали инвестировать, поскольку «не уверены в перспективах спроса». «Кредиты готовы брать некачественные заемщики, но для них ставки не понизятся, потому что банки закладывают в них свои риски, — говорит Вьюгин. — В таких условиях манипулирование ставкой уже ничего не дает». Кроме того, банки все еще находятся «под гнетом старых пассивов», указывает директор «Интерфакс-ЦЭА» Михаил Матовников.

Таким образом, ЦБ возвращается к докризисному регулированию. Примечательно, что одновременно со снижением ставки ЦБ отменил еще один «кризисный инструмент», — вчера же регулятор сообщил, что с 30 апреля приостанавливает предоставление банкам части обеспеченных кредитов. «Это верное решение — ликвидность высокая, у банков излишки пассивов, — говорит Олег Вьюгин. — В таких условиях ресурсы ЦБ уже не играют роли». «ЦБ сделал свою работу, теперь на рост кредитования будет влиять ускорение самой экономики», — считает Ярослав Лисоволик.