Минфин снизил налоговую нагрузку на банки и компании, активно работающие на срочном рынке. Ведомство опубликовало на официальном сайте письмо за подписью статс-секретаря — замминистра финансов Сергея Шаталова с разъяснениями о порядке учета убытков по срочным сделкам в целях налогообложения прибыли. Из них следует, что такие убытки можно относить на расходы при исчислении базы по налогу на прибыль, даже если срочные сделки заключались с нерезидентами по иностранному праву, пишет «Коммерсант».

До сих пор вопрос отнесения на расходы убытков по срочным сделкам (форвардным, фьючерсным, опционным, своп-контрактам и т. п.) с нерезидентами оставался открытым. Статья 301 Налогового кодекса в редакции, действующей с 1 января 2010 года, не позволяет признать финансовым инструментом срочной сделки «договор, требования по которому не подлежат судебной защите в соответствии с гражданским законодательством РФ». Налоговый кодекс РФ запрещает учитывать убытки от таких договоров при определении налоговой базы по налогу на прибыль. «В результате подход к налогообложению срочных сделок с нерезидентами был негармоничным, — говорит директор департамента банковского аудита ФБК Алексей Терехов. — Доходы по ним признавались, а убытки — нет, в итоге, если вы по одной сделке получили доход условно в 100 рублей, а по другой — убыток в 50, налог вы заплатите со 100 рублей. В новой трактовке Налогового кодекса — лишь с 50 рублей».

Разъяснения Минфина будут актуальны в первую очередь для крупнейших банков из топ-20, считает директор финансово-аналитического департамента СБ Банка Алексей Колтышев. «Именно крупные игроки сотрудничают с нерезидентами по срочным сделкам, — указывает он. — Учитывая объемы их бизнеса, в России у них недостаточно возможностей для хеджирования, например, своих валютных рисков посредством срочных сделок». Банки помельче могут захеджироваться у банков из числа топ-20, поэтому срочные сделки с нерезидентами для большинства из них неактуальны, резюмирует он.

«Приведенной Минфином трактовкой нормы Налогового кодекса должна руководствоваться налоговая служба, поскольку она подконтрольна Минфину, — отмечает руководитель налоговой практики «Пепеляев Групп» Юрий Воробьев. — Конечно, на практике налоговая не всегда прислушивается к мнению Минфина, но в судебном споре с налоговиками данное письмо будет серьезным аргументом, который, скорее всего, позволит налогоплательщику выиграть спор».

Количественно оценить «подарок» Минфина эксперты и участники рынка затруднились, отметив, что в каждом банке все очень индивидуально. «Но в отдельных случаях потери могут быть очень значительными, — говорит начальник отдела юридического сопровождения деятельности Промсвязьбанка (входит в топ-20) на финансовых рынках Павел Запрягаев. — Наиболее яркий пример — убыток Societe Generale в более чем 5 миллиардов евро, который он понес в результате срочных сделок, совершенных Жеромом Кервьелем».