Минэкономразвития опубликовало вчера проект «О внесении изменений в федеральный закон «Об акционерных обществах» в части введения дифференцированного регулирования для публичных и непубличных компаний, в том числе в части структуры и порядка формирования органов управления, возможности перераспределения компетенций между органами управления». Как указывает «Коммерсант», документ предлагает разделить все существующие АО на публичные и непубличные. Если акции общества включены в котировальный список на бирже, или хотя бы один выпуск акций общества размещен путем открытой подписки, или число акционеров более 500 — компания признается публичной («открытой» в терминологии проекта).

В проекте предусмотрены процессы ухода из зоны публичности и наоборот. Чтобы из закрытого стать открытым, АО потребуется изменение в уставе, которое может быть принято тремя четвертями голосов всех акционеров. Решение же о переходе из закрытого в открытое АО принимается простым большинством голосов на общем собрании акционеров, если в уставе не оговорен другой порядок.

В пояснительной записке к законопроекту говорится: «Тезис «один размер подходит всем» не работает. Назрела необходимость в формировании различных режимов корпоративного управления для разных типов компаний».

Проблема большого количества российских ОАО, которые по сути не являются открытыми обществами, обсуждается законодателями давно. Глава Комитета Госдумы по собственности Виктор Плескачевский пояснил изданию: «В Германии или США частная компания отчитывается только перед налоговиками, а публичная — перед всем обществом. У нас же зарегистрировано 196 тысяч ОАО, которые по существу — ООО, из них хорошо если 1 тысяча ОАО рассматривали как форму привлечения капитала».

Как уточнил директор департамента корпоративного управления Минэкономразвития Иван Осколков, «проектом создается достаточное количество свобод для договоренностей акционеров в непубличных компаниях, они смогут написать устав, который не будет противоречить закону, согласно своим потребностям». Для публичных компаний сохранятся более жесткие нормы. При этом Осколков подчеркивает: изменение формата регулирования — не самоцель, главное — дать необходимые свободы и возможности тем участникам рынка, которым они необходимы. «Никакой тотальной массовой перерегистрации в ходе реализации закона не будет, — говорит он. — Новыми условиями начнут пользоваться только созданные компании и те, кому эти изменения нужны. Обратите внимание, мы даже предлагаем сохранить форму ЗАО». По его словам, конструкция принятия изменений в закон строится на том, что нет обязательства перерегистрироваться к определенному моменту — перерегистрация происходит с первыми изменениями, которые вносятся в устав общества.

Законопроект планируется внести в правительство в октябре, в Госдуму — в декабре текущего года.