Первый зампред Банка России Алексей Улюкаев отмечает появление в мировой экономике признаков фискального таргетирования. Об этом он сообщил в пятницу на совместном заседании коллегии Минфина и Минэкономразвития.

Говоря о ситуации на мировых рынках в связи с кризисом, Улюкаев отметил, что суть кризиса состояла в слишком большом левередже, закредитованности бизнеса. «Выход из кризиса представлялся как сокращение левереджа, сокращение закредитованности бизнеса. Фактически этого не произошло… риск бизнеса стал суверенным риском, но он никуда не делся, он по-прежнему с нами рядом, — сказал банкир. — В результате быстрое накопление дефицита, часть которого объясняется фундаментальными обстоятельствами, прежде всего демографическими, и текущими, связанными с антикризисной деятельностью проблемами, привело к очень резкому росту дефицитов и долгов, а вслед за тем к изменению отношения рынков к суверенному долгу. Резко возросли спреды по суверенному долгу, они стали в ряде случаев гораздо выше, чем по корпоративному долгу, хотя всегда было наоборот. Возросла волатильность всех этих показателей, и для целого класса инвесторов, которые ориентировались на суверенный долг как на безопасную гавань, вдруг исчезла эта ситуация, и они остались в ситуации полной неопределенности».

«В этой ситуации для большинства стран с высоким уровнем долга, а собственно, и для тех стран, которые имеют невысокий уровень долга, как Российская Федерация, но имеют за последние год-два ситуацию бюджетных дефицитов, возникает принципиальная проблема оздоровления фискальной ситуации, — продолжил Улюкаев. — И, как в 90-е годы, когда мир столкнулся с проблемой высокой инфляции, возникла концепция инфляционного таргетирования, так сейчас можно говорить, вероятно, о переходе к фискальному таргетированию, которое означает, с одной стороны, стремление к ненакоплению дефицитов и долга, а с другой стороны — некоторое опасение по поводу накопления профицитов резервов именно потому, что класс активов, в которые можно безопасно инвестировать такого рода резервы, подвергается сомнению в результате роста суверенных рисков».

Позже в беседе с журналистами на тему инфляционного таргетирования Улюкаев пояснил: смысл состоит в том, что выбирается траектория такого снижения инфляции, которая предсказуема и понятна для всех участников рынка. Такую же аналогию он, по его словам, провел и для бюджета: «Плохо, когда бюджет на 8% профицитный, а потом на 6% — дефицитный».