Ровно 10 лет назад на пост министра финансов РФ заступил Алексей Кудрин — рекордсмен, возглавляющий Минфин современной России дольше всех своих предшественников.

С его именем связано формирование «подушки безопасности» для накапливания сверхдоходов от экспорта энергоресурсов. Правильность создания «госкопилки» — Резервного фонда и Фонда национального благосостояния — продолжает оспариваться его критиками и сегодня, несмотря на то что за счет сбережений так называемых «тучных лет» удалось поддержать во время мирового финансового кризиса российскую экономику. Но, как заметил накануне министр-юбиляр в интервью ИТАР-ТАСС, он не ждет слов благодарности и не считает, что они должны быть сказаны в его адрес. Однако, признался он, ему было приятно услышать, когда в ходе состоявшейся 14 мая совместной коллегии Минфина и Минэконоразвития премьер Владимир Путин подчеркнул, что пока у России есть резервы, она «никогда не будет похожа на другие страны». Суда истории, заверил Кудрин, он не боится, потому что «боится суда своей совести и всегда старался ей руководствоваться».

Карьера Кудрина началась в Ленинграде. Здесь выпускник экономического факультета местного госуниверситета стал в начале 1990-х годов председателем главного финансового управления городской мэрии, а затем и первым заместителем мэра Анатолия Собчака. «1990-е были сложные годы — казалось, сложнее быть не может. Как ни странно, вот эти 10 лет тоже прошли в таком жестком режиме», — размышляет Кудрин.

Его «путешествие из Петербурга в Москву» произошло, как и у его коллег, в середине 1990-х. «Секвестр — это было первое мероприятие, которое я предложил в момент прихода (в Минфин в 1997 году. — Прим. ред.). Мы понимали, что мы не соберем доходов этого года, утвержденных в бюджете процентов, на 20%, но тогда Бюджетного кодекса еще не было, — вспоминает министр. — Поэтому одна статья бюджета выполнялась примерно на 10%, другая — на 100%, а в среднем налоги исполнялись на 70—80%». Секвестр означал, что все статьи получают равный процент от того, что поступило», — пояснил он.

В период его руководства Минфином введена плоская шкала подоходного налога, произошла активная выплата внешней задолженности, а бюджет сводился с профицитом. По словам Кудрина, средняя цена на нефть за 2000-е годы составила 60 долларов за баррель, а за 1990-е — 18,5 доллара. «Вначале я мечтал, чтобы нефть поднялась до 20 долларов, а когда она достигла 23 долларов за баррель, мне это казалось пределом счастья», — иронично заметил министр. Однако то, что тогда казалось счастьем, впоследствии назовут «ресурсным проклятием». Недавно глава Минфина и сам подтвердил, что в 2000-е не удалось создать «принципиально новый базис» для будущей экономики, хотя ВВП в 2000—2010 годах вырос на 68%, промышленное производство — на 47%, реальные располагаемые доходы населения — в 2,6 раза, реальная заработная плата — в 3,3, пенсия — в 3,1.

Сам Кудрин одним из своих главных достижений считает «возврат к золотому червонцу», как у министра финансов при Николае II — графа Сергея Витте или как у повторившего его реформу наркома финансов РСФСР Григория Сокольникова. В том смысле, что «цена российского рубля сегодня такова и есть», пояснил Кудрин. «Свободная конвертируемость обращения сейчас достигнута. Это я считаю тоже своей определенной заслугой: с середины 2006 года у нас конвертируемый рубль. То, что достигли Витте и Сокольников, я в этом смысле частично достиг, — сказал Кудрин. — Мир никогда не вернется к обеспечению золотом, привязка к одному товару уже не возможна, хотя бы технически».

В нынешнем году Кудрину предстоит отпраздновать еще один юбилей — в октябре ему исполняется 50 лет.