Доллар, за последние годы потерявший репутацию стабильной валюты, может стать «валютой роста» в течение следующих десяти лет, так как экономика США превосходит экономику Европы и Японии. Об этом говорится в новом прогнозе UBS AG, одного из крупнейших банков — держателей валюты.

Доллар вернется к динамике начала 1980-х — конца 1990-х годов, когда он дорожал на фоне роста биржевых показателей, приводится в обзоре мнение главного валютного стратега UBS Мансура Мохи-Уддина. Центробанки могут активизировать свою деятельность на валютном рынке с ростом волатильности, считает стратег.

С начала 2010 года доллар, по данным Bloomberg, уже подорожал на 8,7% — это может служить доказательством того, что восстановление экономики США набирает силу. Федеральная резервная система США стала первым центробанком, повысившим процентные ставки, напоминает Мохи-Уддин. Дальнейшее укрепление доллара может быть поддержано управляющими компаниями из США, иностранными центробанками и суверенными фондами благосостояния.

«В течение следующих десяти лет вполне вероятно, что доллар будет укрепляться на позитивных инвесторских настроениях, которым фундаментальные данные из США кажутся более привлекательными, чем из еврозоны, Великобритании и Японии, — считает валютный стратег швейцарского банка. — Скорее всего, доллар укрепится, так как инвесторы бегут от рисков, что приведет к существенным изменениям на валютных рынках».

В этом году экономика США вырастет на 3,2%, по среднему прогнозу 77 экспертов, опрошенных Bloomberg News. Для сравнения: Великобритании прогнозируют рост ВВП в 1,2%, еврозоне — в 1,1%, Японии — в 2,1%.

Как ожидается, ФРС повысит процентную ставку до 0,5% с уровней 0—0,25%, удерживаемых с декабря 2009 года, тогда как Европейский центробанк сохранит ставку на уровне 1%, а Банк Японии останется на 0,1% до конца 2010 года, полагает эксперт. Банк Англии также, как ожидается, повысит ключевую процентную ставку в IV квартале.

«Еврозона поражена долговым кризисом своих более слабых участников. Япония только начинает медленно отходить от дефляции, а Великобритании придется иметь дело с рекордно высоким бюджетным дефицитом в течение следующих нескольких лет», — говорит Мохи-Уддин.

В последние десять лет доллар, потерявший 28% своей стоимости к евро и 16% к японской иене, был убежищем для инвесторов на фоне низких процентных ставок, которые росли, если инвесторы бежали от рисков, и падали, если ценные бумаги, кредитные и сырьевые товары дорожали, отмечает валютный стратег.

Суверенные фонды благосостояния, особенно богатых нефтью стран, могут также в ближайшие годы начать рассматривать доллар как более привлекательную валюту на фоне роста американской экономики. «Это может вызвать рост доллара, если цены на нефть будут укрепляться в следующие несколько лет», — пишет эксперт швейцарского банка.

При этом валютный рынок станет в ближайшие десять лет еще более волатильным, а растущие политические риски увеличат интервенции, прогнозирует UBS.

«В 2010 году обменные курсы снова стали крайне неустойчивыми… Сочетание роста развивающихся рынков, кризиса в остальных регионах и непредсказуемых сдвигов в экономической политике продержат валютные рынки в очень нестабильном состоянии в течение следующих десяти лет», — полагает аналитик UBS.

Европейский ЦБ, в свою очередь, может оказаться под значительно более сильным давлением для интервенций. Единая европейская валюта уже упала по отношению к 15 из 16 ведущих мировых денежных единиц, а риск, который несут в себе действия европейских политиков, может ослабить евро, опустив его курс ниже долгосрочной справедливой оценки в 1,2 доллара за евро, считает эксперт UBS.

Аналогичный сценарий прогнозирует и профессор экономики Рутгерского университета Майкл Бордо. «ЕЦБ может начать вмешиваться при сильном падении евро. Есть вероятность согласованных интервенций ЕЦБ, ФРС, Банка Японии, Банка Канады и Банка Англии, хотя я не уверен, что мы дойдем до столь масштабного вмешательства», — заявил на прошлой неделе в эфире Bloomberg Radio экономист и эксперт по истории валютных союзов.

Место рубля в ближайшие годы по-прежнему будет зависеть от мирового роста и цен на сырье, указывает партнер UFG Wealth Management Оксана Кучура. «К сожалению, российская экономика является цикличной, так как объем внутренних инвестиций и рост производительности труда остаются достаточно низкими и, соответственно, зависимость от внешней конъюнктуры — высокой», — говорит эксперт UFG WM.

Долгосрочную динамику российской валюты в первую очередь определяет торговый баланс России, отмечает замначальника аналитического департамента «Арбат Капитала» Алексей Павлов. «Полагаю, что в ближайшие год-два его существенное сокращение вряд ли возможно, учитывая дорогую нефть на фоне обилия дешевой ликвидности в мировой экономике. Поэтому отечественная валюта в ближайшие годы может оказаться в целом даже сильнее доллара, не говоря уже про другие ведущие валюты», — прогнозирует аналитик.

В «нефтяное» укрепление рубля в среднесрочной перспективе верят и в российском правительстве. В начале мая об этом в Лондоне на конференции, посвященной инвестиционному потенциалу стран группы БРИК, заявлял первый вице-премьер России Игорь Шувалов. За I квартал текущего года реальный курс российской валюты уже укрепился к доллару на 19%, к евро — на 14,1%.