Закрытый черный список банкиров, которых Банк России лишил на пять лет права занимать руководящие должности в банках, за 12 месяцев с мая 2009 года пополнился 546 фамилиями, а общее число банковских топ-менеджеров, в отношении которых действует такой запрет (такие кандидатуры ЦБ попросту не согласовывает), на середину мая составило 2 917. При этом за истекший год из списка выбыло 259 человек (у 197 банкиров истек пятилетний срок, 62 смогли доказать регулятору свою непричастность к злоупотреблениям), то есть «чистый приток» банкиров в черный список ЦБ составил 287 человек. На середину мая 2009 года в списке было 2 630 фамилий. Как сообщает в четверг «Коммерсант», такие данные привел изданию в кулуарах проходящего в Санкт-Петербурге Международного банковского конгресса директор департамента лицензирования деятельности и финансового оздоровления кредитных организаций Банка России Михаил Сухов. Фамилии банкиров и названия банков ЦБ не раскрывает.

Банк России ведет два черных списка топ-менеджеров проблемных банков. Публичный список, составляемый совместно с Агентством по страхованию вкладов, содержит имена руководителей тех банков, по которым завершено конкурсное производство, вступило в законную силу решение суда либо есть обвинительный приговор. Черный список для внутреннего пользования ЦБ начал вести с середины 1990-х годов, за это время в списке побывали более 10 тыс. человек.

Последний раз ЦБ раскрывал статистику по черному списку в июле 2009 года. Прирост был сопоставим с нынешним — за 12 месяцев в черный список попали 580 банкиров (без учета выбывших). В Банке России это объясняют тем, что в последнее время ежегодно отзывается примерно одинаковое число банковских лицензий, а именно это — основная причина пополнения черного списка.

Таким образом, российская банковская система ежегодно генерирует более 500 новых недобросовестных топ-менеджеров. «Это следствие излишне либерального подхода регулятора к созданию банков при формировании российской банковской системы, в которой на пике было 1,3 тысячи банков (сейчас — чуть меньше 1 тыс.), — говорит бывший конкурсный управляющий банка «Павелецкий» Карен Мартиросов. — Теперь ЦБ более жестким подходом к надзору исправляет собственные ошибки». У заместителя гендиректора аудиторской компании «Финэкспертиза» Натальи Борзовой другая версия. «Менеджеры банков, лишившихся лицензий, переходят на работу в другие банки часто командами, принося с собой и свои навыки, полученные на прежнем месте работы, вырастают в топ-менеджеров — вот вам и новые кадры для черного списка», — указывает она.

Многие реальные виновники нарушений в банках в черных списках отсутствуют, признают в ЦБ. «Эти лица работают на должностях, не подлежащих согласованию, — риск-менеджеры, сотрудники службы внутреннего контроля», — объясняет Сухов.

В список ЦБ попадают не только руководители правления и главные бухгалтеры банков, но и члены совета директоров — 86 новых фамилий в списке-2010 принадлежат именно им. Хотя оперативного руководства банком совет директоров не осуществляет, теруправления Банка России сочли, что директора ненадлежащим образом исполняли свои полномочия по контролю за качеством активов, одобрению сделок и т. п., поясняют в ЦБ. По словам Сухова, через участие в совете директоров в список попали и ряд собственников обанкротившихся или санированных банков. По мнению экспертов, именно жесткие стандарты ответственности для владельцев банков сделают работу над повышением ответственности банкиров более эффективной. Поправки к банковскому законодательству, позволяющие ЦБ отстранять от управления банками недобросовестных мажоритарных владельцев (путем запрета на голосование принадлежащими им акциями), пока только обсуждаются с Минфином.