Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР) ужесточает требования к ведению реестров владельцев ценных бумаг, пишет «Коммерсант» со ссылкой на проект приказа «О некоторых вопросах ведения реестра владельцев ценных бумаг», который служба вчера разместила на своем сайте. Руководитель ФСФР Владимир Миловидов назвал документ «знаковым, так как нормативная база по вопросам ведения реестров не менялась больше десяти лет».

Как поясняет издание, сейчас любые документы держатели ценных бумаг могут прислать регистратору по почте. «С этим было связано много коллизий, так как регистраторы зачастую отказывались, например, перерегистрировать права собственности лицевых счетов на основании документов, присланных по почте, сомневаясь в их подлинности», — поясняет Миловидов. Если же регистраторы принимали такие документы, они проверяли их подлинность, на что требовалось довольно много времени, отмечает глава ФСФР. Между тем решение о внесении изменений в реестр регистратор должен принять в течение трех дней. «Если этот срок затягивался, мы были вынуждены штрафовать регистратора фактически за то, что он проявил добросовестность и решил убедиться в подлинности документов», — говорит Миловидов. Штраф в данном случае мог составлять 700 тыс. рублей.

В проекте приказа ФСФР устанавливает два случая, когда регистратор вправе не принимать документы по почте. В частности, регистратор вправе требовать личного присутствия владельца ценных бумаг или его уполномоченного представителя при открытии лицевого счета в реестре. Также владелец ценных бумаг должен лично или через своего представителя подать документы на проведение операций по переходу прав собственности на ценные бумаги, составляющие 1% и более уставного капитала акционерного общества, если они обращаются на организованных торгах. Если бумаги не обращаются на бирже, личное присутствие их владельца необходимо, если права собственности переходят на пакет в 5% и выше.

Еще одним важным нововведением является расширение перечня причин для отказа внесения изменений в реестр. «В предыдущей версии документа у регистраторов фактически не было права на отказ внести изменения в реестр. Порой доходило до абсурда, когда, казалось бы, документ является очевидной подделкой, но отказать в проведении операции нельзя», — говорит председатель совета директоров Профессиональной ассоциации регистраторов, трансфер-агентов и депозитариев (ПАРТАД) Петр Лансков.