Центробанк вчера объявил, что с июня изменил механизм реализации курсовой политики, а с ним и раскрываемую информацию о своих операциях на валютном рынке. Как поясняют «Ведомости», теперь он раскрывает данные об общем объеме своих интервенций и отдельно о «целевых», объемы которых не учитываются при корректировке границ плавающего коридора бивалютной корзины.

С января прошлого года ЦБ установил коридор колебаний курса в 26—41 рубль за бивалютную корзину, внутри которого существует еще один, с плавающими границами, шириной 3 рубля. Его границы ЦБ меняет, купив или продав 700 млн долларов.

Кроме этих операций ЦБ проводил еще так называемые «плановые» интервенции — для корректировки курса.

Новшества ЦБ изменили только названия, удивляются участники рынка: плановые интервенции теперь называются целевыми. Данные об интервенциях ЦБ на его сайте по старому и новому механизмам совпадают. Ничего не меняется, «расшифровал» сообщение ЦБ экономист «Уралсиба» Владимир Тихомиров.

Однако изменение валютной политики налицо — ЦБ признал новую тактику, которую дилеры заметили еще в апреле. Порядок интервенций на границах коридора оставался прежним, но появился крупный игрок, постоянно покупавший валюту выше верхней границы коридора, и двигал рынок, вспоминает начальник управления операций на валютном и денежном рынках Ланта-Банка Роман Пахоменко. Вскоре стало понятно, что это ЦБ.

Его «целевые» интервенции «направлены главным образом на нейтрализацию устойчивых ожиданий участников рынка относительно изменения курса», говорится в сообщении. Интервенции сверх установленного целевого объема призваны сгладить спекулятивные колебания курса рубля.

Объем этих интервенций определяется с учетом оценки торгового баланса и цен на нефть, рассказал регулятор. Выходит, чем дороже нефть, тем больше валюты он покупает, рассуждает Пахоменко. В мае ЦБ купил 4,3 млрд долларов и 1,1 млрд евро, в основном это были целевые покупки.

В последние месяцы ЦБ боролся с чрезмерным укреплением рубля, вызванным высокими ценами на нефть и притоком краткосрочного капитала. Тренд был очевиден, и все следовали ему, усиливая его.

Теперь эта тенденция осталась позади. Участникам рынка не стоит рассчитывать на сохранение тенденции укрепления рубля, которая доминирует более года, предупредил на прошлой неделе первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев. Период роста товарных цен прекращается, физический объем экспорта вряд ли будет увеличиваться, а импорт растет довольно быстро, объяснял он, в связи с этим сальдо торгового баланса будет уменьшаться: «Завершается или завершился период, когда однозначно существует избыток валюты. Он будет сменяться ситуацией то избытка, то недостатка. Это означает, что курс рубля будет более волатильным — и не будет однозначного тренда ни в сторону укрепления, ни в сторону ослабления».

Рост импорта делает текущий счет более сбалансированным, снижая необходимость вмешательства ЦБ, а колебания курса помогут сбить приток горячих денег, согласен Тихомиров.