Промсвязьбанк рассказал, на каких условиях его акционером станет Commerzbank, пишут «Ведомости».

В среду собрание акционеров Промсвязьбанка одобрило дополнительную эмиссию 26 320 акций номинальной стоимостью 50 тыс. рублей. В ходе допэмиссии уставный капитал банка будет увеличен на 34,6%, а доля допэмиссии в увеличенном основном капитале составит 25%. Акции выкупят Commerzbank Aktiengesellschaft и компания-владелец Promsvyaz Capital B. V., которой на паритетных условиях владеют братья Дмитрий и Алексей Ананьевы. Цена размещения составит 160 тыс. рублей за акцию — в итоге банк привлечет около 4,2 млрд., а его собственный капитал вырастет на 50%. А Commerzbank после размещения допэмиссии получит 15,3% акций Промсвязьбанка и заплатит за это 2,5 млрд. рублей.

По расчетам аналитиков банка «Траст», доля в банке досталась немцам с коэффициентом менее чем 2 к собственному. А по оценке гендиректора «Интерфакс-ЦЭА» Михаила Матовникова, пакет купили с коэффициентом 1,2. Правда, на самом деле банк продали дороже, считает он. «Скорее всего, банк был куплен с коэффициентом к капиталу около 4, просто основные расчеты, о которых мы не знаем, произошли между акционерами», — полагает Матовников. Однако аналитик Центра развития Дмитрий Лепетиков считает, что справедливая цена «Промсвязи» — не менее чем 3 капитала. В Промсвязьбанке схему сделки не комментируют.

В сообщении о покупке части российского банка Commerzbank говорит, что он рассматривает возможность увеличения пакета до контрольного. Тем временем Nova Ljubljanska Banka, купивший в прошлом году 7,69% акций банка и также рассчитывавший увеличить свою долю, теперь собирается выйти из капитала. Об этом «Ведомостям» сообщила его представитель Мария Петек. От дальнейших комментариев она отказалась. Представитель Промсвязьбанка Андрей Чистяков сообщил, что на вчерашний день словенскому банку принадлежало 3,65% акций банка (после прошлой допэмиссии его доля сократилась), но «ведутся переговоры о дальнейшей судьбе их инвестиций». «Когда приходит такой партнер, как Commerzbank, конечно, надо уходить. Неудивительно, что Ljubljanska Banka принял такое решение», — считает Матовников.