Экс-банкиры все активнее пользуются возможностью затянуть судебные споры с регулятором путем проведения независимой экспертизы финансового состояния банка. Теперь этот метод успешно используется не только для затягивания банковских банкротств, но и для ухода от ответственности за них, пишет «Коммерсант». Так, 27 мая Девятый арбитражный апелляционный суд отменил вынесенное в апреле решение суда первой инстанции о привлечении к субсидиарной ответственности в размере 16,3 млн рублей бывшего председателя правления Банка Инвестиций и Кредитования Александра Мизинова за доведение банка до банкротства. Отменяя решение первой инстанции, апелляционный суд ориентировался на результаты финансово-аналитической экспертизы, назначенной по ходатайству Мизинова и проведенной экспертно-криминалистическим центром МВД России.

Это уже третья попытка бывших банкиров с помощью независимых экспертов доказать правомерность своих действий в банках, впоследствии лишившихся лицензий, и тем самым оттянуть неприятный финал. Первыми к такому методу год назад прибегли собственники Тюменьэнергобанка — это позволило им затянуть процесс признания банка банкротом по заявлению ЦБ более чем на полгода. Осенью прошлого года их примеру последовали собственники Поволжского Немецкого Банка, который ЦБ уже год не может признать банкротом.

Иск о привлечении Александра Мизинова к субсидиарной ответственности был подан (и выигран в первой инстанции) АСВ в качестве конкурсного управляющего Банка Инвестиций и Кредитования (признан банкротом еще в 2006 году). По мнению АСВ, причиной банкротства стали действия Мизинова на посту председателя правления банка, который он занимал с 25 мая по 9 августа 2006 года, когда банк лишился лицензии. В качестве примера таких действий представители агентства привели выдачу банком под руководством Мизинова ряда крупных невозвратных кредитов. В обоснование того, что экс-председатель правления не действовал при этом разумно и добросовестно и не принял все необходимые меры для исполнения своих обязанностей, АСВ ссылается на отсутствие документов, подтверждающих проверку платежеспособности заемщиков.

Выводы, содержащиеся в представленном МВД экспертном заключении, совершенно иные. С начала 2006 года и до отзыва лицензии Банк Инвестиций и Кредитования являлся платежеспособным, соблюдал обязательные нормативы, признаки его банкротства на дату назначения Александра Мизинова председателем правления и дату отзыва лицензии отсутствовали, говорится в заключении. Кредитные сделки, заключенные Мизиновым, не могли довести банк до банкротства и оказали на платежеспособность банка гораздо меньшее влияние, чем сделки, заключенные его предшественниками на посту председателя правления.

Таким образом, связь между поведением руководителя кредитной организации, ее последующим банкротством и его вина в случившемся не подтверждена, заключил суд. Заявления представителей АСВ и Московского территориального управления ЦБ о недостоверности представленных на экспертизу данных суд не принял во внимание ввиду их недоказанности.

Выиграв у АСВ в апелляции, банкир получил отсрочку исполнения решения суда первой инстанции о выплате в конкурсную массу банка 16,3 млн рублей, указывают юристы. «Мы будем оспаривать это решение суда в кассационной инстанции, — сообщил изданию первый заместитель гендиректора АСВ Валерий Мирошников. — Не потому, что мы против проведения независимой экспертизы в принципе, а потому, что, по нашему мнению, она должна проводиться по четким критериям в соответствии с отработанными на практике методиками, о существовании которых у других организаций, кроме АСВ, мне неизвестно».