Среднестатистический заемщик, уклоняющийся от погашения кредита, — это женатый мужчина в возрасте 34—36 лет, окончивший ПТУ или техникум и проживающий в областном центре. Как правило, неплательщик страдает от вредных привычек, например любит выпить. Такой портрет типичного должника по просьбе газеты «РБК daily» нарисовало коллекторское агентство «Секвойя Кредит Консолидейшн», проанализировав более 100 тыс. заемщиков, с которыми уже отказались работать банки. Как такие граждане смогли получить кредит — непонятно, удивляется издание. Сами банкиры объясняют это тем, что в погоне за долей рынка выдавали экспресс-кредиты, невзирая на лица. Это объясняет и рост просрочки по кредитам физлицам, который продолжается до сих пор: в апреле, по данным ЦБ, она подросла на 2%.

«Большинство заемщиков, с которыми нам приходится сталкиваться, не торопятся погашать кредит», — отмечает заместитель гендиректора «Секвойя Кредит Консолидейшн» Ирина Поддубная. Не секрет, что такие заемщики скрываются от коллекторов, говоря, что никого нет дома, якобы переезжают или просто не открывают дверь. По словам Поддубной, этим заемщикам давали экспресс-кредиты на неотложные нужды или кредиты в магазинах в среднем на сумму около 100 тыс. рублей.

«Мужчины, получая кредит, чаще не соизмеряют свои желания с реальными финансовыми возможностями, — говорит Ирина Поддубная. — В итоге они перестают выплачивать кредит, разочаровавшись в кредитовании как таковом».

«До кризиса многие банки очень хотели занять большую долю в сегменте потребкредитования, поэтому одобряли почти 50% заявок», — комментирует зампред правления банка «Ренессанс Кредит» Олег Скворцов. Немудрено, что иногда продавцы кредитов ошибались, поскольку некоторые клиенты специально готовились к походу в банк: прилично одевались, были вежливы. Скворцов подчеркивает, что банки знали, на что идут, и закладывали риски невозврата в высокие ставки по кредитам. «Стоит отметить и то, что другие 50% желающих взять кредит, которым все же отказывали, были еще хуже», — отмечают в «Ренессансе».

«По сценарию, который писали сами же банкиры, за счет высоких ставок по кредитам хорошие заемщики просто должны были покрыть убытки, которые банк мог получить от неплательщиков», — рассказывает директор департамента розничного бизнеса банка «Жилфинанс» Альберт Звездочкин. По его словам, это было, возможно, не совсем справедливо, но жажда нарастить кредитный портфель перевесила. Кризис лишь обнажил проблему качества отбора клиентов: в 2009 году объем проданных коллекторам портфелей вырос в 2 раза, до 2,5 млрд долларов.

«Финансовый коллапс внес коррективы в портрет неплательщика: он приобрел интеллигентные черты человека с высшим образованием и вполне дисциплинированного, но попавшего в сложную ситуацию из-за глобальных проблем экономики», — отмечает Звездочкин. Вместе с тем, по словам Скворцова, качество кредитов, выданных после кризиса, уже заметно лучше, а потому и объем переданных коллекторам долгов в этом году должен быть меньше.

«У банков изменились скоринговые модели: некоторым из тех заемщиков, которые раньше могли получить 100 тысяч рублей по программе экспресс-кредитования, сейчас не выдадут и копейки», — соглашается Звездочкин.

Перспективы у злостных неплательщиков, по словам Ирины Поддубной, весьма незавидные. «Если долг не удается вернуть во внесудебном порядке, то по согласованию с кредитором дело может быть передано в суд, — рассказывает Поддубная. — И тогда в зависимости от ситуации должника могут ожидать арест имущества или запрет выезда за границу». Если будет доказано, что заемщик обманул банк умышленно, может быть заведено уголовное дело.