Решение властей облегчить долговую нагрузку банков и снизить ставку по субординированным кредитам до 6,5—7,5% с нынешних 8—9,5% позволит сэкономить банкам — получателям таких кредитов до 10,5 млрд рублей в год. Однако это может иметь негативные последствия в долгосрочной перспективе: есть вероятность, что банки начнут проводить более рискованную политику в кредитовании, решив, что «помощь государства всегда придет», пишут аналитики. Об этом сообщает РИА Новости.

Напомним, что заявление о снижении ставок премьер-министр России Владимир Путин сделал в пятницу в Банке России на торжественном заседании, посвященном 150-летию регулятора.

«До последнего времени данную инициативу не поддерживали ни в ЦБ, ни в Минфине. Отношение данных ведомств изменилось после того, как Владимир Путин был убежден в целесообразности понижения процентных ставок», — отмечает аналитик Unicredit Securities Рустам Боташев.

Вице-премьер, министр финансов Алексей Кудрин заявил, что Госдума примет все необходимые поправки в законодательство до роспуска на парламентские каникулы.

«Эта новость должна быть положительно воспринята 21 банком (в их числе — Сбербанк и ВТБ), которым были предоставлены субординированные кредиты на общую сумму 909 млрд рублей (30 млрд долларов) в кризисный период», — отмечают аналитики «Тройки» Эндрю Кили и Ольга Веселова.

Однако есть и иные, менее оптимистичные соображения. «Во-первых, кредиты, о которых идет речь, были выданы на 10 лет и относятся к капиталу второго уровня, являющемуся по определению долгом с самым низким приоритетом погашения, поэтому проценты по нему должны быть выше, чем по долгу первой очередности. Иными словами, даже если какие-либо банки в настоящее время и могут привлекать кредиты под 6,5%, их субординированный долг должен быть более дорогим», — говорит Боташев из Unicredit Securities.

По его оценке, ни один из российских банков в настоящее время не может привлекать долговой капитал на таких условиях даже при существующем избытке ликвидности. «Более того, на тот момент, когда ЦБ и ВЭБ проводили докапитализацию российских банков, выдав им кредиты под 8%, данная ставка была более чем умеренной. В-третьих, мы убеждены в том, что государство, и прежде всего ЦБ, должны являться последним источником капитала, к которому банки могут обращаться только в самом крайнем случае. Если бы банки могли обойтись без привлечения средств у государства, им следовало не брать данные кредиты», — считает аналитик.

Государство произвело вливание нового капитала с целью поддержки банков, и теперь им следует терпеть последствия своего решения. «Сокращение процентных ставок уже практически завершилось, и банки начнут их повышать уже в этом году. Следует ли государству в этом случае вновь повышать проценты по субординированным кредитам?» — говорит Боташев. По его мнению, ЦБ и ВЭБу следовало — как максимум — разрешить досрочное погашение субординированных кредитов.