В 2002 году профессор и будущий глава ФРС Бен Бернанке произнес свою знаменитую речь «Дефляция: как сделать, чтобы ее никогда не было в Штатах». Как и другие экономисты, Бернанке тогда наблюдал за тяжелой, казавшейся практически неизлечимой, японской дефляцией с нешуточным беспокойством. Сегодня подобная перспектива маячит перед США. Об этом не устает писать известный экономист, лауреат нобелевской премии Пол Кругман в своей колонке в The New York Times.

Японская дефляция тогда ассоциировалась с годами мучительно медленного экономического роста, прогрессирующей безработицы и целого букета трудноразрешимых финансовых проблем. Может ли такое случиться со Штатами? Не о чем беспокоится, уверял Бернанке: у ФРС есть все необходимые средства, чтобы избежать «японского синдрома», средства эти будут обязательно применены в случае необходимости.

Сегодня Бен Бернанке — глава ФРС, и его речь 2002 года заняла почетное место среди старых знаменитых цитат. В Америке пока нет дефляции — но только пока. Уровень инфляции намного ниже названного ФРС оптимальным коридора в 1,7—2% и имеет устойчивую тенденцию к дальнейшему понижению. При самом хорошем раскладе дефляция придет в Штаты уже к следующему году, полагает Кругман.

Все признаки «японского синдрома» налицо в США уже сегодня: тот же болезненно медленный рост, очень высокий уровень безработицы и сопутствующие финансовые проблемы, переходящие в хроническую стадию. И как же на все это реагирует ФРС? Ведет нудные продолжительные и бессодержательные дебаты о том, что да, надо бы что-то делать.

Всего лишь два года назад любого, кто предсказывал бы нынешнее положение вещей (не только высокий уровень безработицы, но и сохранение его на годы) назвали бы сумасшедшим паникером. Сегодня, когда этот кошмар стал реальностью, Вашингтон ведет себя так, как будто абсолютно не осознает важности момента. Надежды рушатся, малый бизнес вылетает в трубу? Ничего, давайте обсудим бюджетный дефицит. Остается надеяться, что ФРС все-таки будет проводить другую политику — благо, этому не мешают никакие внешние факторы, говорит эксперт. В отличие от администрации Обамы, ведомство Бернанке сохраняет значительную свободу действий. ФРС не надо получать 60 голосов в сенате для одобрения своих мер, их не ограничивают взгляды сенаторов из Небраски и штата Мэн. Кроме того, Федрезерв, по-видимому, готов к ситуации в том, что касается ее верной экспертной оценки. Бернанке в свое время думал много и долго о том, как не допустить в Штатах развития «японского синдрома».

Что же может сделать ФРС? Обо всех мерах Бернанке, по словам Кругмана, опять-таки рассказал в своей речи 2002 года. Федрезерв может покупать долгосрочные гособлигации, а также облигации частного сектора. Можно также попробовать улучшить ожидания на рынке, пообещав сохранение краткосрочных ставок на низком уровне в течение долгого времени. Кроме того, ФРС вполне может повысить планку своего инфляционного таргетирования, дабы убедить частный сектор в том, что брать кредиты — это снова хорошо, а держать деньги под спудом — плохо.

ФРС нужно пересмотреть свои приоритеты. Дефляция, о которой Бернанке в 2002 году говорил как о вещи гипотетической, сегодня для Америки — реальная перспектива. И нужно сделать все возможное, чтобы этой перспективы избежать, заключает Кругман.