Несмотря на то что в Европе государственный долг в среднем меньше, чем в Америке, там дефолтных должников потенциально больше. Такое мнение высказал президент Центра стратегических разработок Михаил Дмитриев, выступая в эфире телеканала РБК. «Инвесторы не воспринимают еврозону как надежного партнера», — сказал он.

Как отметил эксперт, в США основными заемщиками выступают домохозяйства, а в Европе — государства. В свою очередь, бывший глава Банка России, член совета директоров «ВТБ Капитал» Сергей Дубинин высказал мнение, что вскоре и греческий долг перед европейскими банками трансформируется в долг перед другими странами, что обезопасит банковскую систему. То есть из частного сектора долги перейдут в государственный и в этом качестве будут постепенно реструктуризовываться.

«Через пару лет для Греции, где госдолг составляет 115% ВВП, оптимальным выходом на траекторию роста было бы не продолжать выплачивать долг, а объявить дефолт. Через год-два после объявления дефолта доверие инвесторов вернется, и экономика будет расти на уровне 0,3—1,5% в год», — прокомментировал Дмитриев.

Он отметил, что совокупные активы Франции, Германии и Великобритании в Греции, Португалии и Испании составляют 2 трлн евро. Если в случае дефолта этих стран государства-кредиторы компенсируют потери своим инвесторам, это увеличит дефицит бюджета в Германии на 5%, во Франции — на 7—8%, в Великобритании — на 3% ВВП. При относительно низком бюджетном дефиците (3% ВВП) Германии проще компенсировать потери своим инвесторам, чем финансировать греческое правительство, считает Дмитриев. Для Франции и особенно Великобритании дефолт Греции нежелателен.

Каждый член Евросоюза имеет право вето, что, по мнению экспертов, осложняет процесс применения жестких мер финансового регулирования и тормозит процесс принятия решений. Дубинин напомнил, что США раньше стран Европы начали стимулировать экономику денежными вливаниями.

Эксперты констатируют слабость консолидирующей финансовой системы еврозоны и ее меньшую гибкость. Сегодня еврозона уже опоздала с консолидацией: ужесточение мер финансовой отчетности вряд ли поможет ей быстрее преодолеть последствия кризиса, считает Дмитриев.