Из всех стран СНГ, испытавших рецессию, Россия остается единственной, кого кризис не подтолкнул к структурным экономическим реформам. Об этом, как пишет «РБК daily», говорится в докладе аналитиков Центра макроэкономических исследований Сбербанка. Резервный фонд помог справиться с финансированием бюджетного дефицита и избежать непопулярных мер, а собственной политической воли не хватает: социальная стабильность оказалась важнее модернизации.

Сильнее всего от кризиса пострадали европейские страны Содружества, отмечается в докладе «Хроника кризиса в СНГ: от проблем к возможностям». Азербайджан, Туркмения и Узбекистан благодаря природным богатствам и закрытости экономики в прошлом году сохранили темпы роста ВВП на уровне более 5%, а Таджикистан и Киргизия взяли планку в 4%. В европейской части СНГ статистика куда менее позитивная: рост белорусской экономики сократился почти до нуля, Россия и Молдавия пережили сокращение ВВП на 7,9% и 9% соответственно, а самая глубокая рецессия наблюдалась в Армении (-14,4%) и на Украине (-15%).

Зато эти страны кризис вынудил (или в ближайшее время вынудит) пойти на структурные экономические реформы, утверждают авторы доклада. Во-первых, почти все из них обращались за помощью к МВФ, который неизменно выдвигает ряд жестких требований. Во-вторых, даже при альтернативных способах пополнения бюджета избежать структурных изменений все равно не удастся. Получение кредитов от ЕС и Всемирного банка обычно напрямую связано с наличием стабилизационных программ МВФ, а размещение еврооблигаций требует повышения прозрачности госфинансов.

Активнее других в этом направлении движется Украина, которая в начале июля договорилась с МВФ о кредитной линии в 14,9 млрд долларов на 2,5 года. «Первоочередное требование МФВ — сократить бюджетный дефицит до 6,5% ВВП, включая дефицит «Нафтогаза Украины» (1% ВВП), — говорит главный экономист киевской ИК Dragon Capital Елена Белан. — А в следующем году этот показатель необходимо снизить до 3,5% при нулевом дефиците «Нафтогаза». Другие требования, отмечает Белан, предусматривают, к примеру, реформы в налогообложении, соцобеспечении и ТЭК, а также повышение банковской капитализации и большую независимость Центрального банка.

Для Белоруссии программа МВФ на 3,4 млрд долларов закончилась в марте, причем МВФ остался недоволен тем, как республика исполняла свои обязательства. Однако следующая миссия приедет в Минск уже в октябре, и финансовая нужда в конце концов может вынудить белорусского лидера Александра Лукашенко пойти на ряд изменений, в том числе приватизацию предприятий, считают аналитики Сбербанка.

Исключением в этом ряду «реформаторов» остается Россия, отмечается в докладе: «Благодаря накопленной «подушке безопасности» проблема финансирования бюджета не носит острого характера». А решение Минфина о привлечении внутренних займов и работа по снижению административных барьеров для бизнеса кардинально деловой климат не улучшат. «Поддержание социальной стабильности, очевидно, превалирует над вопросами модернизации экономики», — заключают авторы доклада.

«Ситуация напоминает тяжелобольного, который, лежа под капельницей, обещает, что, как только вылечится, бросить пить, курить и начнет заниматься спортом, а когда ему становится лучше, сразу об этом забывает, — иронизирует профессор-экономист Никита Кричевский. — Когда нефть по итогам 2008 года упала до 36 долларов за баррель, все сразу заговорили, что необходима перестройка экономики. И вдруг нефть начала расти, а за ней и фондовый рынок. Естественно, все забыли, что собирались вести здоровый образ жизни».