В прошедшую пятницу Минэкономики одобрило результаты первого конкурса «проектов совместного осуществления» компаний РФ в рамках Киотского протокола. Как напоминает «Коммерсант», в чьем распоряжении оказался список из 15 компаний-победителей, первый конкурс инвестпроектов в рамках механизма совместного осуществления, предусмотренного ст. 6 Киотского протокола, был объявлен оператором углеродных единиц — Сбербанком 16 февраля 2010 года. Банк получил 44 заявки от 35 компаний с общим потенциалом сокращений 77,5 млн тонн СО2-эквивалента и должен был закончить их экспертизу к 7 мая. Экспертиза проектов затянулась. Как поясняли изданию в Сбербанке, главной задачей было сделать первый конкурс максимально показательным — выбрать проекты в разных отраслях различных по размеру и приближенности к власти компаний. При этом участники рынка ожидали, что конкурс будет отдан на откуп крупным и государственным компаниям.

Проекты совместного осуществления (ПСО) — это инвестпроекты, направленные на сокращение выбросов углекислых газов, образовавшихся в результате промышленной деятельности. В ходе их реализации иностранный инвестор получает так называемые единицы сокращенных выбросов, а российский участник — инвестиции в модернизацию производства.

Во вторник заместитель директора департамента инфраструктурных реформ и государственного регулирования тарифов и энергоэффективности Минэкономики Олег Плужников заявил, что министерство «утвердило 15 проектов в рамках механизма Киотского протокола, которые были отобраны Сбербанком по итогам первого конкурса», а агентство Reuters передало, что победители конкурса будут официально объявлены в конце текущей недели. Оказавшийся в распоряжении «Коммерсанта» приказ Минэкономики от 23 июня 2010 года содержит 15 компаний — победителей конкурса. Негативные ожидания участников рынка оправдались лишь частично. Среди победителей действительно оказались проекты «Газпром нефти», «Роснефти» и СИБУРа, но Сбербанк честно разбавил проекты по сбору попутного нефтяного газа проектами, предполагающими технологическое перевооружение компаний.

Среди победителей конкурса оказался проект перевода с угля на газ государственной Амурской ТЭЦ-1 мощностью 285 МВт, принадлежащей РАО «ЕЭС-Восток». В списке проектов, поданных в марте 2010 года на конкурс Сбербанка, этого проекта нет. Но если учесть, что по условиям конкурса от проектов требовался «экономический и социальный эффект», который определяется на основании «данных о соответствии планируемых результатов проекта решениям правительства РФ в области инновационного развития экономики и соцсферы», внеконкурсный выбор оправдать несложно. В 2012 году на Дальнем Востоке должен пройти саммит АТЭС — к чему, видимо, и приурочена модернизация одной из устаревших угольных станций региона.

Другой неожиданностью стало заметное превышение ожидаемым сокращением выбросов установленного приказом Минэкономики лимита в 30 млн тонн на один конкурс. Без проекта Амурской ТЭЦ-1 объем сокращений первого конкурса составляет порядка 40 млн тонн (472 млн евро при спотовой цене на открытом рынке 11,8 евро за тонну). Однако в Сбербанке неоднократно отмечали, что уже в 2010 году может быть объявлено еще несколько конкурсов по российским ПСО, которые потенциально могут занять до 10% мирового рынка. А как заявил газете глава рабочей группы по вопросам изменения климата комитета РСПП по промышленным технологиям и экологической безопасности Михаил Юлкин, Минэкономики может пересмотреть правила и увеличить допустимые лимиты конкурсов — неизрасходованная квота РФ на выбросы СО2 в рамках Киотского протокола оценивается в 6 млрд тонн СО2-эквивалента.