Банк России намерен к концу года принять решение о введении показателя leverage ratio, регламентирующего соотношение акционерного и заемного капиталов, что отвечает требованиям Базельского комитета по банковскому надзору (БКБН), направленным на совершенствование послекризисной системы банковского регулирования, в том числе регулирования капитала, сказал РИА Новости заместитель директора департамента банковского регулирования и надзора ЦБ Владимир Чистюхин.

Следуя классическому определению, данный показатель определяется как соотношение между акционерным и заемным капиталом, и, соответственно, позволяет оценить, насколько хозяйственное предприятие или финансовая организация располагают собственными средствами для осуществления деятельности, а также определить степень устойчивости.

В современной практике финансового анализа используются и другие разновидности показателя leverage, в том числе показатель, характеризующий отношение собственных средств организации к ее активам, который позволяет оценить, какая доля активов фондируется собственными ресурсами. Чем выше отношение собственных средств к активам, тем больше так называемая подушка, или запас прочности, банка, обеспечивающая возмещение требований кредиторов и вкладчиков в случае банкротства кредитной организации.

«Банк России исходит из взятой на себя Россией, как страны — члена группы 20, ответственности на высшем политическом уровне по реализации одобренных международным сообществом новых подходов к банковскому регулированию. В связи с этим предполагается осуществлять планомерную реализацию новых регулятивных требований, в том числе в части введения нового показателя leverage ratio в соответствии с международными решениями по данному вопросу. Предполагается, что указанные решения будут приняты к концу текущего года», — сказал Чистюхин.

Целью введения дополнительного регулятивного инструмента по оценке достаточности капитала, leverage ratio, является установление ограничений для наращивания избыточной массы заемных ресурсов в банковском секторе и предотвращения тем самым риска дестабилизации финансовой системы, а также нивелирование возможных ошибочных оценок рисков при применении действующего риск-ориентированного регулятивного подхода.