Кризис суверенных долгов, поразивший отдельные страны еврозоны, не перекинется на Великобританию, США и Японию, так как они являются «подлинными суверенными государствами», пишет глава отдела аналитики финансовых инструментов с фиксированной доходностью HSBC Стивен Мейджер в статье в The Financial Times.

«Не у всех государств степень суверенности одинакова. США, Великобритания, Япония и Канада являются подлинными суверенными государствами, — отмечает он. — Риск дефолта для этих стран равен нулю. Инвесторам не следует беспокоиться насчет фундаментальных показателей их кредитоспособности, так как они всегда могут рассчитывать на получение купона и основной суммы долга в момент погашения».

Кризис суверенных долгов, изначально зародившийся в Греции весной текущего года и затем перекинувшийся на соседние государства, включая Испанию и Португалию, вызвал опасения среди инвесторов касательно возможного «парада» суверенных дефолтов в периферийных странах Европы. Кроме того, аналитики указывали на сопоставимость показателей госдолга Греции с аналогичными показателями таких крупных экономик, как США, Великобритания и Япония, что, по их мнению, делало возможным перекидывание кризисных явлений на эти государства.

Так, по прогнозу Банка международных расчетов, в случае неизменности текущей политики правительств к 2020 году отношение госдолга к ВВП страны составит в Японии более 300%, в Великобритании — свыше 200%, а в Бельгии, Франции, Ирландии, Греции, Италии и США — более 150%.

Тем не менее Мейджер отмечает, что «подлинные суверенные государства» имеют ряд преимуществ в сравнении с такими странами, как Греция, которые делают невозможным дефолт по их обязательствам. Так, эти страны пользуются полной свободой при определении объемов выпуска гособлигаций, проведении налоговой политики и, наконец, могут включить «печатный станок» для наращивания денежного предложения национальной валюты и обесценения госдолга в случае необходимости.

«Это не означает, что они могут позволить себе расточительство, это далеко не так, — заключает Мейджер. — Однако это действительно означает, что у них нет извне определенной схемы, которая бы определяла их политику жесткой экономии».