Минфин РФ не сомневается в необходимости ограничения бюджетных обязательств, в том числе социальных, реализуемых за счет дополнительных доходов. Об этом сообщила заместитель министра финансов Татьяна Нестеренко, выступая на коллегии Счетной палаты, посвященной отчету контрольного ведомства об исполнении федерального бюджета за 2009 год.

По ее мнению, главным уроком кризиса должно стать принятие необходимости долгосрочного планирования бюджета, осторожного принятия обязательств и минимизация влияния «шальных денег» на длительные обязательства. Нестеренко напомнила, что закон о федеральном бюджете на 2009 год впервые рассматривался правительством еще в июле 2007 года в рамках среднесрочного планирования. «И тогда, когда формировался этот бюджет, объем ВВП рассчитывался в размере 39 трлн рублей, а цена на нефть — 52 доллара за баррель. Объем доходов тогда считался в 7,465 трлн руб. И под эти доходы, под этот дефицит были приняты социальные обязательства», — напомнила Нестеренко. Одной из важнейших задач правительства она назвала выполнение взятых обязательств. Однако впоследствии, по ее словам, всплеск цен на нефть привел к тому, что в бюджет стали вноситься изменения. «Доходы бюджета стали 8,7 трлн рублей, потом 9,7 трлн. Потом доходы стали снижаться и в конечном итоге в этом отчете мы вышли на 7,3 трлн, которые планировали еще в 2007 году. Только за это время, за эти три года мы успели взять столько обязательств, что теперь выполнить их будет тяжело», — сказала Нестеренко. По ее мнению, правительство должно учесть уроки финансового кризиса 2009 года и в дальнейшем не отступать от идеи долгосрочного планирования бюджетных расходов.

Говоря о реализации взятых обязательств, Нестеренко напомнила, что для этого правительству придется принимать жесткие меры, так как «все инициативы, связанные не с учетом конъюнктуры, связаны с теми или иными социальными последствиями». Таким образом, по ее словам, задача формирования доходной части бюджета для выполнения взятых обязательств будет переложена на внутренних производителей, в том числе самих граждан. «Это очень чувствительно», — признала она. «Но в Минфине, по-моему, нет людей, которые сомневались бы, что придется такие решения принимать», — добавила Нестеренко.