Рубль немного вырос к бивалютной корзине в среду благодаря дорожающей нефти, отыграв к доллару и евро движения на Forex. Бивалютная корзина потеряла 1 копейку, завершив валютную сессию ММВБ на уровне 34,64 рубля.

«Сегодня против корзины сыграли дорогая нефть и технический фактор — неудачная попытка прорыва 200-дневной скользящей средней (уровни 34,67—34,69 рубля, по разным оценкам), после чего последовало закрытие спекулятивных позиций, фиксация прибыли по «лонгам» (в бивалютной корзине), что в конечном итоге привело к небольшому снижению корзины», — сказал Денис Коршилов из Ситибанка.

Нефть марки Brent, от которой в значительной мере зависит ценообразование российского сорта Urals, сегодня большую часть торгов провела выше уровня в 77 долларов за баррель, сейчас она приближается к отметке 78.

Доллар США расчетами «завтра» по итогам торгов вырос на четверть процента до 30,91 рубля. Евро потерял почти треть процента, снизившись до 39,20 рубля.

Движения обеих валют точно отражали ситуацию на глобальном рынке Forex: сегодня котировки евро/доллар снижались к отметке 1,2660, тогда как к закрытию вчерашней сессии ММВБ пара торговалась на 100 пунктов выше.

Сейчас евро вышел в плюс и торгуется вблизи 1,2760 доллара. Также в «зеленой зоне» открылись американские фондовые индексы. Если к высокой цене на нефть добавится и прочий позитив, то, по мнению участников рынка, бивалютная корзина в четверг может начать торги ММВБ снижением котировок.

В среду внутридневной диапазон колебаний корзины составил всего 7 копеек, причем утром она отметилась на двухмесячном максимуме против российской валюты — 34,69 рубля, а ушла в минус уже к закрытию сессии.

«Корзина «припала» под вечер, поскольку закончились покупки (валюты), а нефть Brent остается на высоком уровне и оказывает давление на корзину», — сказал Евгений Курасов из Ланта-Банка.

По его мнению, в последнее время на рынке присутствует перманентная реальная клиентская покупка валюты, которая существенно удерживает корзину при падении. «Если бы ее не было, то мы сейчас при такой дорогой нефти продавали бы в ЦБ (валюту)», — предположил он.