В январе — июне 2010 года соотношение средней величины наиболее ликвидных активов со средней величиной совокупных активов банковского сектора составило 8,5% — «то есть вернулось к докризисному уровню». Такой вывод ЦБ сделал в вышедшем в среду выпуске «Вестника Банка России», оценивая риск ликвидности банков, сообщает «Коммерсант». Для сравнения регулятор привел показатель этого соотношения в январе — июне 2009 года — 12,3%. Под высоколиквидными активами банков при этом понимается «денежная наличность, драгоценные металлы и камни, остатки на корреспондентских счетах ностро, остатки на корреспондентских и депозитных счетах в Банке России».

Близкий к текущему уровень высоколиквидных активов у банков наблюдался в 2007 году — 8,8%, свидетельствуют данные ежегодных обзоров ЦБ о развитии банковского сектора и банковского надзора. Впрочем, если считать докризисным периодом первое полугодие 2008 года, то можно констатировать, что банки все еще не до конца избавились от кризисных запасов ликвидности. В январе — мае 2008 года, по данным ЦБ, доля высоколиквидных активов банков находилась на уровне 6,8% (в целом по 2008 году — на уровне 7,9%). 2007 год — не лучшая база для сравнения, напоминают эксперты. «В этом году проводились аукционы по распродаже имущества «ЮКОСа», для которых многие компании трансформировали имеющиеся у них неденежные активы в средства на счетах в банках, что и привело к повышенному уровню ликвидности», — вспоминает директор департамента банковского аудита ФБК Алексей Терехов.

Тем не менее общая тенденция, на которую указал регулятор, верна, подтверждают участники рынка. Сейчас, как и до кризиса, банки стали предпочитать доходность избыточной ликвидности, постепенно минимизируя ее уровень. «Остающуюся излишнюю ликвидность банки легко абсорбируют, вкладывая средства в то, что позволяет получать доход, — говорит финансовый директор банка «Уралсиб» Юрий Петухов. — В кризис же банки, напротив, старались, чтобы ликвидности хватило для исполнения обязательств: они аккумулировали большой объем средств в высоколиквидных активах, несмотря на их нулевую доходность». «Мы, как и другие банки, стараемся снижать объем неработающих средств: например, с начала года сократили средства на счетах в ЦБ на 61 миллиард рублей, — подтверждает финансовый директор Сбербанка Александр Морозов. — При стабилизации ситуации банки уменьшают свои запасы и вкладывают средства в надежные, но позволяющие получать доход инструменты, в первую очередь это государственные ценные бумаги (ОФЗ) и облигации Банка России (ОБР)». Объем вложений кредитных организаций в ОБР вырос с 283,7 млрд рублей на 1 января до 999,8 млрд на 1 июля, в ОФЗ — с 767,9 млрд до 818 млрд, подсчитал глава аналитического подразделения Jones Lang LaSalle Евгений Надоршин. От размещения излишней ликвидности в другие активы банки пока сдерживает консервативная политика в отношении рисков и отсутствие быстрорастущего спроса на кредиты со стороны заемщиков, констатирует он.

Впрочем, в будущем процесс перевода высоколиквидных активов в доходные будет ускоряться. «К этому банки подталкивает снижающаяся доходность бизнеса, — указывает первый зампред Московского Кредитного Банка Владимир Чубарь. — Сейчас перед банками стоит задача заработать, и они продолжат перекладывать средства в инструменты, позволяющие получать доход».