Основное разочарование клиентов, пользующихся услугами доверительного управления, после кризиса связано с тем, что управляющие активами в свое время слишком много им наобещали. При этом новый виток кризиса фондовому рынку не грозит — этого не допустят власти западных стран, поскольку в ином случае рухнет вся мировая система пенсионного и страхового обеспечения. Такое мнение в интервью изданию «Деньги» высказал руководитель бизнеса доверительного управления активами группы Газпромбанка Анатолий Милюков.

«Кризис очень больно ударил по индустрии управления активами. Впервые за всю ее историю в 2008 году объемы активов в доверительном управлении во всем мире сократились более чем на 20%. Это привело к невиданному падению доходов управляющих, а часто и к их банкротству», — напомнил он. «Рентабельность бизнеса управляющих компаний еще очень далека от уровня 2007 года, и многие участники рынка находятся на грани выживания», — оценил Милюков текущую ситуацию.

«Главная неприятность», по его мнению, в том, что «принципиально изменились отношения с клиентами, чье доверие управляющие в большой степени утратили». Несостоятельными оказались многие идеи и обещания клиентам, на которых этот бизнес рос ошеломляющими темпами последние восемь лет с кризиса 2000 года. Так, более 2 трлн долларов было привлечено в хедж-фонды под идею «абсолютной» доходности: доверительные управляющие заманивали клиентов инвестиционной стратегией, которая, по их словам, была «нейтральной к рынку», то есть позволяла зарабатывать при любом раскладе за счет наличия в портфеле хотя бы некоторого количества активов, ведущих себя не так, как остальные, пояснил эксперт Газпромбанка. Но к 2008 году, по его словам, хедж-фонды сами стали рынком, и в условиях кризиса «все активы стали себя вести одинаково плохо, то есть корреляция стала почти 100-процентная, никаких защит не осталось — ни географических, ни по классам активов», чего никто не ожидал. «Банки и страховые компании, выписывавшие деривативы, то есть страховку от рынка, практически обанкротились. И все эти пресловутые нейтральные стратегии на 85% оказались коррелируемыми с рынком. И все самые совершенные инвестиционные модели обманули ожидания инвесторов», — объясняет Милюков.

В России, где хедж-фондов не было, для клиентов доверительных управляющих, по его словам, «было три источника разочарования. Во-первых, ни один, даже самый осторожный, клиент не ожидает падения рынка на 80%, как это случилось у нас. В такой ситуации просто не инвестируют. Это слишком большие потери. Во-вторых, кризис рынка корпоративных облигаций привел к тому, что осторожные консервативные клиенты, инвестирующие в облигации, получили портфель, который зачастую оказывался хуже портфеля акций. Падение некоторых облигационных портфелей доходило до 85%, но в отличие от подросших акций дефолтные облигации по-прежнему ничего не стоят… Третье (разочарование) — из-за того, что многие доверительные управляющие, которые работали с частными клиентами и которые очень активно конкурировали между собой и с брокерскими компаниями, разрешали клиентам самим принимать решения. Да еще и маржинальное «плечо» им под эти сделки давали. И в итоге многие клиенты не только потеряли все, а оказались еще и должны». После кризиса, по оценкам Милюкова, «клиентов стало меньше. Во время кризиса подавляющее большинство из них ушло с рынков капитала в банковские депозиты. Так произошло во всем мире и в России… При этом те клиенты, которые остались на рынках капитала, хотят большего контроля над тем, что происходит с их средствами, то есть выбирают брокерское обслуживание, а не ДУ. А из ДУ наибольшим спросом пользуется индексное инвестирование: там и комиссии ниже, и неприятные сюрпризы вроде «рынок вырос, а фонд нет» маловероятны». «Я думаю, что постепенно рынок опять оживет, и мы сначала увидим большой прирост клиентов в брокерском обслуживании, а потом в доверительном управлении», — прогнозирует эксперт.

Комментируя последствия мирового экономического кризиса, Милюков назвал его «классическим кризисом перепроизводства» и отметил, что мир избежал еще больших проблем «за счет денежной накачки». «В какой-то момент оказывается, что вы построили дома для людей, которым негде жить, но они их не могут себе позволить. А у тех, кто может их себе позволить, дома уже есть», — пояснил он. «Нужно просто время, за которое накопленные запасы товаров длительного пользования закончатся. А в это время нужны дешевые деньги и программы государственного стимулирования спроса, в просторечии — денежная накачка», — считает представитель Газпромбанка.

По его мнению, «прежние темпы роста будет сложно сохранить без опережающего инвестирования (госсредств) в инфраструктуру — транспорт, дороги, логистику, энергетику». «Есть ощущение, что все это понимают и мы скоро увидим эти инвестиции», — надеется Милюков.

При этом он не ожидает нового витка фондового кризиса. Это мнение основано на сильной зависимости многих финансовых моделей, действующих в развитых капиталистических странах, от динамики фондового рынка. В частности, модели пенсионной системы (единственно актуальной при западной демографии), при которой те, кто работает, откладывают деньги себе на пенсию, а пенсионные фонды размещают эти сбережения на рынке акций, чтобы обыграть инфляцию. В случае сильного падения на фондовом рынке «Казначейство США придет и купит акции General Electric или еще какой-нибудь корпорации», не допуская таким образом катастрофического снижения стоимости активов пенсионных фондов и их распродажи по дешевке из-за необходимости осуществления выплат в больших объемах. «Поэтому мой личный прогноз: Dow Jones ни при каких условиях не опустится ниже 9 500 пунктов. Если ниже — система не выдержит», — заключает Милюков.