По состоянию на 22 сентября число банковских отделений, в которых клиентам доступны исключительно валютно-обменные операции, в Москве и Московской области составило 140 штук. Такие данные приводит в пятницу «Коммерсант» со ссылкой на директора департамента лицензирования деятельности и финансового оздоровления кредитных организаций Банка России Михаила Сухова. Сводные данные о количестве обменников по всей России на эту дату пока недоступны, однако статистика по Московскому региону достаточно показательна — он всегда лидировал по концентрации таких банковских подразделений. Так, по данным ЦБ, на 1 апреля банковских обменников в России было 448, из них в Московском регионе — 357. На 1 сентября — уже 269 и 223 соответственно.

Как напоминает издание, банки сокращают число обменных пунктов в преддверии вступления в силу с 1 октября нормы указания ЦБ, изданного весной этого года. Она запрещает с IV квартала 2010 года деятельность обменников, работающих вне банковских подразделений. Борьбу с обменниками ЦБ начал из-за наблюдавшихся в них многочисленных нарушений и мошенничества — от введения в заблуждение клиентов относительно расценок и курсов обмена до незаконного обналичивания средств. С 11 мая регулятор запретил банкам открывать новые пункты обмена валют, а до 1 октября такие структурные подразделения банков должны быть либо переведены в статус внутренних структурных подразделений банка, осуществляющих не только валютно-обменные, но и иные банковские операции, либо закрыться.

Путь преобразования обменников в иные банковские подразделения, согласно статистике ЦБ, банки выбирают менее чем в половине случаев. Так, из исчезнувших с 11 мая в столичном регионе 164 обменников (на эту дату их насчитывалось в Москве и области 304) закрыт был 91 пункт, а преобразованы в оперкассы вне кассового узла 73. «Тот факт, что процесс преобразования идет не очень активно, свидетельствует о затратности этой процедуры для значительной части таких игроков: не во всех случаях эти расходы окупятся», — говорит директор департамента банковского аудита ФБК Алексей Терехов. «Банки, для которых теневой бизнес в сегменте валютно-обменных операций имел значение, могут позволить себе «легализовать» его путем преобразования в другие подразделения лишь частично, — добавляет член правления банка «БЦК-Москва» Николай Полунин.— Это, конечно, сократит масштабы такого бизнеса в этом сегменте, но полностью его не искоренит: просто вместо условно десяти обменников у такого банка будет две оперкассы, в которых он, скорее всего, будет делать то же, что и прежде, добавив прочие банковские кассовые операции».

Обменники, перевод которых в другие типы внутренних структурных подразделений банков был нерентабельным, доработают до 30 сентября и будут закрыты, считает Полунин. Как сообщил Михаил Сухов, проверки того, как исполняется запрет на деятельность обменников, ЦБ намерен начать с 1 октября, не исключено, что с привлечением правоохранительных органов.