Международный Промышленный Банк, лишенный во вторник лицензии, в числе прочих нарушений не исполнил требований ЦБ досоздать резервы на возможные потери по ссудам, сообщил в интервью РИА Новости первый заместитель председателя Банка России Геннадий Меликьян.

Резервы создаются из прибыли банка под выданные кредиты. Размер резерва зависит от оценки заемщика в соответствии с классификацией ЦБ и может доходить до 100% кредита. Если у банка нет прибыли, то резерв формируется из капитала, уменьшая его.

«Если говорить коротко, то главная причина в том, что банк потерял платежеспособность и перестал исполнять поручения клиентов, платить по своим обязательствам. Повторяю, это главная причина. Кроме того, был еще букет всевозможных нарушений, включая неисполнение требований регулятора, например по созданию необходимых резервов на возможные потери по ссудам, предоставление недостоверной информации и т. п.», — сказал Меликьян.

По его словам, вопрос с лицензией банка решался долго. «Мы видели, что за банком стоит финансово-промышленная группа, и ждали, что она поддержит банк. Мы знали о том, что акционеры банка активно ведут переговоры о привлечении кредита сразу с несколькими банками. Этот кредит должен был пойти на погашение долгов банка. Т. е были бы сняты главные основания для отзыва лицензии и одновременно удовлетворены законные интересы клиентов банка. Но, к сожалению, ни одна из схем «не срослась», — сказал Меликьян.

Он также сообщил, что не видел другого исхода. «Для меня в какой-то степени это было ожидаемо. Ведь легко предположить, что банк не очень хотел погашать долги, рискуя своим активом (Элегестское угольное месторождение. — Прим. ред.), который при невозврате кредита (что в сложившейся ситуации было очень вероятно) переходил бы в собственность кредиторов», — сказал первый зампред ЦБ. «В этих условиях по закону у нас не было иного выбора, кроме отзыва лицензии, хотя это не самый хороший вариант, потому что при таком развитии событий очень трудным для кредиторов становится возврат своих средств из банка», — резюмировал он.