Министерство финансов РФ в четверг разместило приказ «Об образовании межведомственного совета по усилению роли рубля в международных расчетах». Как указывает «РБК daily», в его состав входит 17 человек, в том числе министр финансов Алексей Кудрин, глава ММВБ Рубен Аганбегян, председатель Банка развития Владимир Дмитриев, представители МЭР и РСПП.

На заседаниях совета будут готовиться предложения по вопросам усиления роли рубля в международных расчетах и роста его значения как региональной резервной валюты, в том числе взаимодействия в рамках формирования единого экономического пространства. Заседания совета будут проводиться по мере необходимости, но не реже одного раза в полугодие. Один из участников создаваемого Минфином совета — исполнительный вице-президент РСПП Александр Мурычев рассказал изданию: «Я дал добро на участие — рубль надо продвигать по всем направлениям, делать его полноценной обменной валютой. Будет несколько этапов, но многое будет зависеть от структурных преобразований нашей экономики. Замах стратегический: создание в стране центра переработки и конкурентной экономики. Будут привлекаться все ведущие эксперты — представители власти и рынка». Первым этапом, по словам Мурычева, станет региональное продвижение рубля как расчетно-платежного инструмента.

Согласен с ним и главный экономист банка HSBC Александр Морозов: «Для создания резервной валюты требуются масштабные преобразования на макроэкономическом уровне. Но есть несколько обстоятельств, нам мешающих: мы зависим от цены на один очень волатильный товар — нефть. Экономика растущая, но периодически подвержена сильным спадам, отсутствует низкая инфляция, которая во многом определяет стабильность курса валюты, а в этом году она вообще обещает быть двузначной».

Проявил готовность участвовать в работе совета и глава ММВБ Рубен Аганбегян. Первые шаги в этом направлении на ММВБ уже сделаны: в списках торгуемых валют обещает появиться валютная пара юань/рубль — интерес к ней выразили более 30 банков. По мнению Морозова, рассчитываться юанем перспективно, но пока через доллар более удобно. «Почему было решено начать с юаня — это сильнейшая региональная валюта, которая превращается в мировую, начать торговлю этой валютой очень важно, так как это связано и со смещением экономических центров», — считает Мурычев.

Маленькие шаги, которые могут предприниматься, скорее всего, будут носить искусственный характер и могут быть политизированы: например, странам СНГ Россия может предоставлять кредиты в рублях, и их с удовольствием будут брать, тем более на льготных условиях. «Мы обладаем самыми большими в мире запасами сырья, поэтому мы могли бы диктовать свои условия. Надеемся, что рубль тоже станет региональной валютой стран СНГ, возможно, и части Европы, там, где мы сильны экспортным потенциалом», — говорит Мурычев.

«Для того чтобы рубль стал резервной валютой, необходимо, чтобы инфляция была стабильно низкой в течение 5—10 лет, чтобы население поверило в российскую валюту. Решение проблем макроэкономики сделает рубль резервным само собой, но на это может потребоваться 15—20 лет», — полагает Морозов.