Начальник Главного управления Центробанка России по Саратовской области Юрий Зеленский высказался за ужесточение законодательства об ответственности топ-менеджеров банков, передает РИА Новости. Выступая во вторник на международной конференции «Основные направления налоговой политики России и европейских стран», он отметил, что ситуация во многих крупных банках РФ дошла до того уровня, что концентрация рисков «зашкаливает» и требует принятия законодательных мер. Примером тому, по его словам, может служить Межпромбанк.

Главный финансовый актив империи сенатора Сергея Пугачева, входящий в число 50 крупнейших российских кредитных организаций, Межпромбанк допустил 6 июля дефолт по выпуску евробондов на 200 млн евро, однако держатели еврооблигаций согласились на рассрочку. Кроме того, Межпромбанк задолжал Банку России 31,8 млрд рублей по беззалоговым кредитам. Летом ЦБ пошел на беспрецедентное решение, рассрочив этот долг на полгода (до 1 января 2011 года) и взяв под него в залог судостроительные активы Объединенной промышленной корпорации (ОПК), также принадлежащей Пугачеву.

Тем не менее проблемы банка ширились. В июле — августе несколько крупных кредиторов банка подали иски о взыскании своих средств — в частности, «Северсталь» бизнесмена Алексея Мордашова требовала около 4 млрд рублей, ЗАО «Гражданские самолеты Сухого» (входит в холдинг «Сухой») — 19,866 млн долларов. Наконец, 5 октября, Банк России отозвал лицензию у Межпромбанка из-за неисполнения требований ЦБ и неспособности удовлетворить требования кредиторов. В общей сложности долги Межпромбанка составляют примерно 80 млрд рублей, из которых половина приходится на банки, в том числе иностранные, и ЦБ.

Зеленский отметил, что ответственность топ-менеджеров применительно к банковскому бизнесу на законодательном уровне регулируют федеральные законы об акционерных обществах и об обществах с ограниченной ответственностью, а также закон о банках и банковской деятельности. «С момента принятия законов нормы об ответственности членов органов управления обществ не претерпели принципиальных изменений в части усиления персональной ответственности менеджмента за предлагаемые решения», — сказал он.

При этом судебная практика показывает, что суды при взыскании убытков, причиненных обществу действиями членов совета директоров, вину менеджера рассматривают не в аспекте умысла, а как непринятие им в должной степени необходимых мер для предотвращения убытков, добавил Зеленский. «Бывают ситуации, когда банк рухнул из-за того, что непредусмотрительно были сконцентрированы риски собственников, особенно членов правления, а суды с большой неохотой идут на признание конкретных лиц виновными в этой ситуации», — подчеркнул он.

По словам Зеленского, антикризисный опыт позволяет говорить о целесообразности внесения изменений в федеральный закон об АО и ООО в части более подробной процедуры протоколирования решений коллегиальных исполнительных органов, для членов которых законодательно закреплена возможность привлечения к ответственности за убытки, причиненные обществу.