Министры финансов и главы ЦБ стран БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай) на встрече в южнокорейском Кенджу в пятницу обсудили вопросы валютного регулирования, регулирование платежных балансов и макроэкономики; по мнению министров, вопросы регулирования валютных курсов не являются проблемами первостепенной важности, сообщил заместитель министра финансов РФ Дмитрий Панкин журналистам по итогам встречи.

«Фактически нет (общей позиции стран БРИК. — Прим. ред.), то есть каждый фиксировал свою позицию, но они достаточно близки, у стран БРИК здесь нет какого-то противоречия. Все страны говорят, что нельзя во главу угла ставить вопрос валютного курса», — сказал он.

Также в пятницу представители БРИК обсудили проблемы реформы МВФ. «Есть достаточно сильное давление менеджмента МВФ и со стороны Кореи, как страны, принимающей «двадцатку», достичь в Сеуле соглашения по реформе МВФ», — сообщил замминистра.

Панкин отметил, что, по мнению представителей не только БРИК, но и других стран, входящих в G20, «последние предложения, которые представил менеджмент МВФ, а он накануне еще представил свои последние расчеты, явились шагом назад по сравнению с теми предложениями, которые были 5 октября (накануне осенней сессии МВФ в Вашингтоне. — Прим. ред.)».

«Там еще меньше квот передается от развитых стран к развивающимся», — объяснил Панкин.

Более того, представитель Европейской комиссии озвучил предложение, согласно которому уступки европейских стран должны сопровождаться тем, что при голосовании в МВФ, чтобы решение было принято, оно должно набрать не 85% голосов, как сейчас, а 60%. «Это значит, что ни Штаты, ни страны БРИК не смогут заблокировать решение. Европейцы фактически останутся единственной крупной группировкой, которая сможет его заблокировать», — отметил Панкин, добавив, что это «естественно, неприемлемо для других стран». Он также добавил, что «идет такая усиленная обработка многих стран». «Мы видим, что уже может быть кто-то из стран изменить свою позицию. В связи с этим я не могу сказать, что гарантировано согласие не будет достигнуто в Сеуле. Процесс идет», — отметил он.