Президент Банка Москвы Андрей Бородин может контролировать до 44% его акций. Такие подсчеты произвела газета «Ведомости», рассуждающая в понедельник о том, как сложатся отношения Бородина с новым правительством столицы.

Газета приводит список акционеров и конечных собственников банка, перечисленных на его сайте: департамент имущества Москвы — 46,48% (конечный собственник — правительство Москвы), шесть ООО — «Фармацевтика», «Пластоинструмент», «Газдорстрой», «Центротранспорт», «Стройэлектромонтаж», «Химпромэкспорт» — 20,32% (конечные собственники — Андрей Бородин и заместитель председателя совета директоров Банка Москвы Лев Алалуев; раньше банк сообщал, что соотношение долей этих двух граждан — 4 к 1), группа дочерних компаний ОАО «Столичная страховая группа» (ССГ) — 17,32% (правительство Москвы, Банк Москвы, Сергей Васильев), ООО «Джи Си Эм» и «Джи Си Эм Инвестментс» — 6,41% (GCM Russia Opportunities Fund с Каймановых островов), миноритарии, в том числе Goldman Sachs и Credit Suisse, — 9,47%.

Доля Москвы в банке ниже контрольной с 2006 года, указывают «Ведомости», но Банк Москвы всегда настаивает на том, что город — контролирующий акционер: недостающие проценты столица получает через косвенное владение — свою долю в ССГ. По данным ССГ, у нее три неконтрольных владельца: 25% плюс одна акция — у правительства Москвы, 25% — у Банка Москвы и 50% минус одна акция — у ЗАО «Страховая группа» (СГ). В свою очередь, СГ на сентябрь 2008 года (последние доступные данные) на 75% принадлежала инвестгруппе «Русские фонды» (председатель совета директоров — Сергей Васильев, которого Банк Москвы называет своим бенефициаром).

С одной стороны, если перемножить проценты, считая эффективную долю, у Москвы благодаря блок-пакету в ССГ, действительно, в сумме получается более 50% в Банке Москвы. С другой — очевидно, что распоряжаться пакетом Банка Москвы, принадлежащим ССГ, город свободно не может: блок-пакета в самой ССГ для этого явно недостаточно.

Тем более что структура собственности ССГ с 2008 года могла измениться — там мог появиться контролирующий акционер. Источник, близкий к руководству «Русских фондов», рассказал, что инвестгруппа осенью 2008 года договорилась о продаже своих 75% СГ Банку Москвы; закрыта ли сделка, он точно не знает. Чиновник мэрии подтвердил, что владельцем 75% минус одной акции ССГ сегодня является Банк Москвы (через аффилированные структуры). Если это правда, пакетом в 17,32% акций Банка Москвы сегодня фактически управляет Бородин — как президент кредитной организации. Структура Банка Москвы очень похожа на структуру «Сургутнефтегаза», говорит источник, близкий к руководству Банка Москвы: Бородин, как и глава нефтяной компании Владимир Богданов, официально признает, что владеет лишь миноритарным пакетом акций, но реально контролирует гораздо больше.

Правда, Бородин передал через представителя Банка Москвы, что 75% СГ по-прежнему контролируют «Русские фонды». То же самое говорит и официальный представитель департамента имущества Москвы. Васильев подтверждает, что «Русские фонды» участвуют в этом проекте (ЗАО «СГ»), но долю не раскрывает.

Обращаясь далее к доле Бородина — Алалуева, газета указывает: есть основания предполагать, что они, как обещал в феврале 2008 года Бородин, консолидировали блокирующий пакет акций банка, а именно 26,73%, которые складываются из официально признанной доли в 20,32% и 6,41% «Джи Си Эм» и «Джи Си Эм Инвестментс». Основания для таких предположений дает структура собственности «Джи Си Эм» и «Джи Си Эм Инвестментс» до 2006 года. Они входили в ту же группу, что и шесть ООО, признанных «своими» Бородиным — Алалуевым.

Как отмечает издание, до 2006 года и перечисленными шестью бородинскими компаниями, и двумя «независимыми» — «Джи Си Эм» и «Джи Си Эм Инвестментс» — через цепочку фирм владели два одних и тех же сейшельских офшора. Среди руководителей компаний этой группы встречаются люди, не чужие Банку Москвы. Бородин через пресс-службу сообщил «Ведомостям», что «основные решения и договоренности» о покупке акций «были сделаны в тот период времени, когда активы банковского сектора были непривлекательны для инвесторов». Возможно, банку нужно было увеличивать капитал, денег давать никто не хотел, и Бородин стал владельцем поневоле, рассуждает газета, отмечая, что тот отказался сообщить, является ли пайщиком открытого фонда GCM Russia Opportunities (бенефициар «Джи Си Эм» и «Джи Си Эм Инвестментс»).

17,32% акций Банка Москвы, которые, возможно, находятся в управлении Бородина как президента банка, и 26,73% акций Банка Москвы, которые предположительно принадлежат ему с Алалуевым как физическим лицам, дают в сумме 44,05%, заключает издание. Таким образом, если правительство Москвы решит переизбрать президента банка (для чего, как поясняет юрист компании «Каменская & партнеры» Мария Канунцева, достаточно простого большинства голосов акционеров, участвующих в собрании), заблокировать такое решение можно будет, имея на одну акцию больше, чем правительство. Соответственно, чтобы стать несменяемым, Бородину надо перетянуть на свою сторону кого-либо из миноритариев с 2,43% плюс одной акцией, подытоживают «Ведомости».

При этом блок-пакет дает хорошую переговорную позицию. «Имея свыше 25%, можно заблокировать, к примеру, изменение устава, допэмиссию акций банка, если ее сумма превышает четверть уставного капитала. Для принятия таких решений собранию акционеров Банка Москвы нужно квалифицированное большинство — 75%», — говорит Канунцева.