Федеральная служба по финансовым рынкам РФ не рассчитывает выявить множество нарушителей закона об инсайде, поскольку запущенная ею комплексная система мониторинга финрынка позволяет видеть все сделки и будет хорошим профилактическим средством, заявил глава ФСФР Владимир Миловидов.

Вступающий в силу в январе закон о противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком определяет инсайдерскую информацию как точную и конкретную информацию, которая не была ранее известна и распространение которой сможет оказать существенное влияние на цены финансовых инструментов, иностранной валюты и товаров. К такой информации относятся сведения, составляющие коммерческую, служебную, банковскую тайну, тайну связи в вопросе, касающемся информации о почтовых денежных переводах.

«Для каких-то участников рынка система может показаться Дамокловым мечом, потому что, получается, ФСФР, по сути, прозрела — она теперь видит эти сделки, видит те операции, которые проводятся на рынке. Раньше она могла догадываться, либо получать информацию из прессы, либо выявлять какие-то жалобы, а сейчас это полномасштабная работающая система в режиме онлайн», — сказал Миловидов в интервью телеканалу «Россия 24».

Но выявление операции и доказательство ее незаконности — это две разные вещи. «В случае выявления таких сделок нам потребуется время, и немалое, чтобы обосновать их незаконность или закрыть расследование из-за отсутствия признаков нарушения», — пояснил глава службы. По его словам, доказательство предполагает сбор и обработку большого объема документов, поэтому на это требуется время. «На случаи, которые явно содержат злоупотребления, потребуется не меньше месяца, если не больше», — добавил Миловидов.

«Событие на финансовом рынке не есть сигнал о нарушении», — заверил он, добавив, что расценивает его как факт, на который стоит обратить внимание. «Система видит рынок. На сегодня не столько важен результат, сколько то, что ФСФР ежедневно видит ситуацию в реальном режиме», — сказал Миловидов. Ежедневно с бирж идет поток торговой информации, затем система их сортирует по разным критериям. На основании этих данных сотрудник службы формирует документ, инициирующий проверку.

«Я бы не хотел, чтобы мы услышали имена российских инсайдеров не потому, что наша система плохо работает, а потому, что наш рынок цивилизованный, хотелось бы, чтобы он развивался как цивилизованный, и мне кажется, что сам факт наличия мониторинга в службе является хорошим профилактическим средством», — сказал Миловидов. На вопрос, будут ли российские инсайдеры когда-нибудь выявлены, то есть узнает ли страна «антигероев рынка», Миловидов ответил: «Если случай будет доказан — будут, но я рассчитываю, что их будет минимальное количество».