В самом длинном споре о банкротстве банка между его собственниками и ЦБ РФ создан новый прецедент. При том что собственникам Поволжского Немецкого Банка не удалось оспорить постановление 12-го арбитражного апелляционного суда, который два месяца назад признал банк банкротом, — как сообщили «Коммерсанту» в Банке России и Агентстве по страхованию вкладов, в среду Федеральный арбитражный суд Поволжского округа отказал в удовлетворении жалобы владельцев, — за время рассмотрения дела кассационная инстанция сумела создать прецедент по отстранению конкурсного управляющего в лице АСВ от исполнения им своих обязанностей. Дело в том, что к кассационной жалобе собственники ПНБ приложили ходатайство о приостановлении исполнения постановления апелляции до рассмотрения жалобы по существу, которое суд удовлетворил.

Такого в спорах о банкротстве банков за последние восемь лет не припоминают ни представители ЦБ, ни сотрудники АСВ (которое в большинстве банковских банкротств исполняет функции конкурсного управляющего), ни опрошенные изданием юристы. «Случай крайне странный, впрочем, как и вообще весь спор этого банка с ЦБ о правомерности банкротства, — отмечает первый заместитель гендиректора АСВ Валерий Мирошников, напоминая, что на признание ПНБ банкротом у регулятора ушел год и три месяца. — Тот факт, что конкурсный управляющий не может исполнять свои обязанности, вводит банк в дополнительные расходы». Кроме того, продолжает Мирошников, из-за ограниченных сроков исковой давности это снижает шансы конкурсного управляющего на оспаривание сомнительных сделок и, как следствие, шансы кредиторов банка на возврат своих средств.

По мнению юристов, возникновение таких прецедентов — следствие несовершенства процессуального законодательства. «Та его часть, которая позволяет при кассационном обжаловании ходатайствовать о приостановлении исполнения вступивших в силу решений суда, не слишком проработана, — указывает партнер адвокатского бюро «Партнерство правовой помощи» Сергей Романов. — Одно дело просить приостановить, например, взыскание денег, другое — банкротство банка и назначение конкурсного управляющего. Руководствуясь обычной логикой, приостановить можно какие-то действия, но никак не факт банкротства или назначение конкурсного». Удовлетворив ходатайство собственников ПНБ, суд создал «чудовищную правовую коллизию», считает Романов: «В силу закона управлять банком-банкротом должен конкурсный управляющий, а кассация, ничего не сделав с фактом банкротства, фактически на время лишила банк органа управления». Для устранения правовой коллизии ЦБ намерен подготовить поправки к законодательству.