Главное следственное управление ГУВД Москвы завершило расследование дела, возбужденного в отношении бывшего председателя совета директоров Коммерческого Банка Развития (КБР) Андрея Каграманова и двух его подчиненных, обвиняемых в незаконной банковской деятельности. Об этом стало известно накануне, указывает «Коммерсант».

«Я подписал протокол № 217 об окончании предварительного расследования, — прокомментировал адвокат Каграманова Владимир Калиниченко. — После чего нас (обвиняемого и его защиту. — Прим. «Коммерсанта») должны были начать знакомить с материалами дела, но этого не произошло. Следователь нас не вызывает и тома дела не предъявляет». Последнее обстоятельство особенно беспокоит адвоката, который не исключает того, что следствие могло возобновить следственные действия, не поставив об этом в известность обвиняемого и его защиту.

Как напоминает газета, Каграманов был задержан 23 июля 2009 года. Вскоре ему было предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 172 УК РФ («незаконная банковская деятельность»), а Тверской районный суд Москвы удовлетворил ходатайство главного следственного управления при ГУВД Москвы о его аресте. Однако в мае этого года Московский городской суд, учитывая президентские поправки, фактически запрещающие досудебный арест лиц, обвиняемых по экономическим преступлениям, заменил Андрею Каграманову данную меру пресечения на освобождение под залог в размере 3,5 млн рублей.

По версии следствия, Каграманов и два его сообщника, используя сеть фирм-однодневок, сам банк, а также ЗАО «Капитал Инвест Групп», создали целую систему незаконного обналичивания денежных средств, в результате чего было незаконно обналичено или выведено за рубеж не менее 1,5 млрд рублей. Как отмечается в материалах дела, работавшие в ЗАО «Капитал Инвест Групп» операционистки, пользуясь программами «Банк — клиент» и «Интернет-банк», ежедневно проводили незаконные операции, управляя расчетными счетами подставных компаний. За эти операции, по данным следствия, злоумышленники брали по 3% комиссионных. Однако защита обвиняемых категорически не согласна с выводами следствия.

«Следствие утверждает, что обвиняемые брали по 2—3% комиссионных и поэтому мой подзащитный якобы заработал 40 миллионов рублей. Но с чего они это взяли? Я не увидел обоснования этой цифры. Она явно взята с потолка!» — заявил Калиниченко. Это, по мнению защиты, объясняется тем, что в деле нет конкретных эпизодов деятельности обвиняемых. «Каждая сумма ущерба должна быть высчитана исходя из конкретного эпизода, — заявил газете Калиниченко. — Но их-то я в деле не увидел. Одни предположения. Так дело заканчивать нельзя. Это что-то новое в юриспруденции!»