Фондовый рынок не верит обещаниям прекратить валютные войны, делает вывод газета «Ведомости», основываясь на данных индекса волатильности валют стран «семерки» (G7 Volatility Index), рассчитываемого JPMorgan. «За прошедшую неделю страхи, ослабевшие перед октябрьским саммитом «финансовой двадцатки», вновь вернулись на рынок», пишет газета, указывая, что накануне индекс вырос на 1,627% и достиг максимума за четыре месяца — 13,12 пункта (12,59 п. — 25 октября).

Надежду на перемирие в валютных войнах участники рынка связывали с переговорами министров финансов и глав центробанков «финансовой двадцатки», но на саммите было лишь подписано ни к чему не обязывающее коммюнике. Рост волатильности, отражающийся в G7 Volatility Index, — это производная валютных войн, пояснил Фрэнк Энгельс из Barclays Capital: больше опасений — сильнее колебания. Колебания в паре доллар — евро достигали 30% в октябре (данные Bloomberg).

Кроме того, в Южной Корее и ЮАР заявили о том, что рассматривают возможность введения валютного контроля, а КНР в очередной раз отказалась от сильного юаня. Решение Китая и других азиатских стран ограничить укрепление национальной валюты усилит колебания и несоответствие валют, пишет МВФ. Министр финансов Бразилии Гвиду Мантега попросил МВФ начать рассчитывать индекс манипулирования валютами, а ВТО — наказывать страны за злоупотребления в валютной политике.

Новая порция ликвидности, которую правительства готовятся потратить на стимулирование экономик, может усилить конфликт валют, считают аналитики Goldman Sachs. Только CША могут потратить 1—2 трлн долларов на новый раунд скупки гособлигаций: председатель ФРС Бен Бернанке должен объявить об этом на текущей неделе. Новая волна ликвидности подстегнет резкий приток капитала на их рынки и спровоцирует укрепление национальных валют, отмечают аналитики Economist Intelligence. Если скачок будет резким, центробанки вынуждены будут действовать исходя из интересов своих стран, а не глобальной экономики, заявил председатель Банка Кореи Ким Чон Су.