Руководитель Федеральной службы по финансовому мониторингу (Росфинмониторинг) Виктор Зубков считает, что в настоящее время нецелесообразно распространять действие закона о противодействии отмыванию денег на уход от уплаты налогов.

«Сегодня приравнять чисто налоговые правонарушения к отмыванию денег — преждевременно», — сказал он, признав при этом, что в ряде стран уход от налогов считается отмыванием денег.

«У нас совершается множество экономических преступлений, связанных с прямой «уголовщиной» — мошенничеством, невозвратом кредитов, иных преступлений. Поэтому нам необходимо получить хорошую практику по этим преступлениям, которые сегодня расследуются правоохранительными органами с нашей помощью и по которым, как я уже сказал, с прошлого года пошли подвижки. Что будет дальше — посмотрим», — пояснил Зубков.

По его словам, уклонение от налогов и так считается уголовно наказуемым делом. Кроме того, как правило, налоговые правонарушения идут рядом с разного рода нарушениями чисто уголовными, такими как мошенничество, кражи, хищения, а за них предусмотрена уголовная ответственность.
Также, по словам Зубкова, его ведомство не намерено специально анализировать выплаты «черных» и «серых» зарплат, поскольку это также в большей степени находится в компетенции налоговых органов. Мы пока не видим необходимости, чтобы искать эти «серые» зарплаты. Я думаю, «серые» зарплаты, это, скорее всего, то же уклонение от налогов, которое находится в компетенции налоговых органов», — сказал Зубков.

Ранее, при обсуждении летом 2001 года правительственного закона о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, депутаты Госдумы изъяли из него положения, согласно которым уклонение от уплаты налогов, валютные и таможенные нарушения предлагалось считать отмыванием денег.

Представители МВД и правительства первоначально заняли противоположную позицию и высказывались за то, чтобы считать полученные от таких преступлений средства преступными доходами. Однако впоследствии они были вынуждены согласиться с депутатами банковского комитета Думы, возглавляемого тогда Александром Шохиным, которые фактически блокировали рекомендацию законопроекта ко второму чтению.