Крупнейший российский госбанк — Сбербанк как никогда близок к давней мечте выйти на рынок инвестбанкинга — благодаря финансовому кризису, успехам основного конкурента и перспективам роста бизнеса. «Появление второго казенного слона в некогда частной посудной лавке серьезно изменит рынок, при этом выгода Сбербанка будет едва заметной», — сообщает Reuters, ссылаясь на аналитиков и банкиров.

Сбербанк грезит инвестбизнесом уже полгода, но только сейчас определился, сколько готов выложить за выход на рынок, где уже расправил крылья второй крупнейший госбанк — ВТБ, а частные «Тройка Диалог» и «Ренессанс Капитал» из дорогостоящих и неприступных лидеров превратились в едва пережившие кризис доступные объекты для поглощения, отмечает агентство.

«У Сбербанка преимущество в вопросе выбора, это он выбирает, покупать ему, или нет… У «Ренессанса» и «Тройки» — свой интерес: кому не хочется иметь мешок с деньгами», — говорит инвестбанкир в крупном банке.

До кризиса «Тройка» оценивалась в сумму до 3 млрд долларов, «Ренессанс» предлагали ВТБ за 4 млрд. В итоге ВТБ обошелся 500 млн и командой российского Deutsche Bank, и через неполные три года инвестбизнес приносит почти треть дохода в копилку группы ВТБ — 9,7 млрд рублей (320 млн долларов) доналоговой прибыли за полугодие.

«Ренессанс» в кризис продал половину Михаилу Прохорову за 500 млн долларов. Сейчас при активах около 4 млрд долларов капитал компании — чуть более 1 млрд, а 662 млн она одолжила акционерам. Капитал «Тройки» — около 1 млрд долларов при активах 2,7 млрд.

«Переговоры ведутся и с теми, и с другими, но какое решение примет Сбербанк, пока неясно», — сказал источник в крупном западном банке, добавляя, что в переговорах участвуют банкиры из департамента Андрея Донских, курирующего корпоративный блок, и Александра Базарова, под опекой которого крупнейшие клиенты.

Рубен Варданян, почти 20 лет управляющий «Тройкой», говорил в недавнем интервью газете «Ведомости», что при оценке своей компании ориентируется на цену в два капитала, но в случае продажи будет «смотреть по ситуации». Источник, близкий к Сбербанку, говорит, что примерные расходы на запуск инвестбизнеса в общих чертах уже определены. «Понимание есть, сколько можно потратить, чтобы отбить», — говорит он. «Если, условно говоря, потратить 5 млрд долларов, ты их не отобьешь никогда, потому что российский рынок такого потока денег не создает — это надо миллиард в год отбивать, чтобы приносить 20% рентабельности», — говорит источник, не называя примерную сумму.

По его оценкам, доходы инвестбизнеса в России в 2011 году увеличатся примерно на треть. Перспектива роста рынка, сопряженного с потерей потенциальных доходов и удорожанием объектов для поглощения, может стать дополнительным аргументом для Сбербанка принять решение. Другими стимулами поторопиться, отмечает агентство, могут стать мечта увлеченных госбизнесом чиновников создать в России международный финансовый центр и общемировая тенденция: кризис похоронил классические инвестбанки, показав, что более жизнеспособной является модель универсального банка. Крупнейшие инвестбанки Goldman Sachs и Morgan Stanley обменяли свой моностатус на возможность доступа к господдержке.

«Кредитный бизнес приносит существенную часть сделок в инвестиционный, а если учесть, что на Сбербанк приходится треть кредитного рынка, это наделяет его огромными преимуществами», — говорит один из инвестбанкиров. Он приводит в пример ВТБ, который по итогам трех кварталов 2010 года занял первое место среди организаторов облигаций на российском рынке и еврооблигаций эмитентов из России и СНГ, согласно данным Cbonds.

Однако надеяться на рост доходов в полтора раза, как в случае с ВТБ, «Сберу» не приходится — он почти втрое больше своего ближайшего конкурента. «Доля инвестиционного бизнеса в прибыли банка не превысит 5% даже при самом оптимистическом сценарии», — говорит аналитик «ВТБ Капитала» Михаил Шлемов и советует Сбербанку повторить путь его работодателей. «На наш взгляд, предпочтительнее для Сбербанка был бы органический рост или покупка команды, поскольку мировой опыт показывает, что в подобных сделках есть опасность ухода команды после смены собственника», — подчеркивает он.