Требования к российским банкам по соблюдению антиотмывочного законодательства могут быть частично либерализованы. Как пишет «Коммерсант», об этом на недавней встрече банкиров с руководством ЦБ РФ сообщил заместитель директора департамента финансового мониторинга и валютного контроля Банка России Илья Ясинский. Комментируя предложение о целесообразности отказа от обязательного контролирования банками ряда операций, выдвинутое одним из банкиров, Ясинский заявил: «В ближнесрочной перспективе этот институт (обязательного контроля. — Прим. «Коммерсанта») в законе сохранится, однако перечень операций, подлежащих обязательному контролю, предполагается модифицировать, а именно — вывести из него так называемые сделочные операции с имуществом».

Это означает, что банкам в скором времени не нужно будет информировать Росфинмониторинг о сделках купли-продажи, ипотеки, аренды, недвижимости, о лизинговых сделках и т. п. на сумму свыше 3 млн рублей вне зависимости от их подозрительности. Такая либерализация отчасти компенсирует серьезное ужесточение антиотмывочного законодательства с 24 января 2011 года.

Перечень операций с денежными средствами и иным имуществом, подлежащих обязательному контролю, установлен статьей 6 закона «О противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Кроме сделок с недвижимостью на сумму свыше 3 млн рублей в него входит целый ряд операций на сумму свыше 600 тыс. — с наличными средствами, безналичные операции, если одна из сторон по ним зарегистрирована, живет или находится на территории государства, не участвующего в международной борьбе с терроризмом, операции по счетам (вкладам) и пр. О таких операциях или сделках банки должны информировать Росфинмониторинг вне зависимости от степени их подозрительности не позднее рабочего дня, следующего за днем их совершения.

Отказ от обязательного контроля над «сделочными» операциями — достаточно серьезное послабление, констатируют участники банковского рынка. «Банк — это финансовая организация, работающая с деньгами, а не с имуществом, поэтому информировать Росфинмониторинг о сделках он по логике должен, только если является их стороной, — говорит руководитель департамента финансового мониторинга банка из топ-10. — К тому же информацию обо всех этих сделках Росфинмониторинг получает не только от банков — об этом ему по закону также должны сообщать риелторы, лизинговые компании, нотариусы, адвокаты и т. п.».

Реализация предложенного ЦБ послабления будет также означать снижение рисков применения к банкам регулятором штрафных санкций. Банки часто нарушают сроки информирования о «сделочных» операциях. «Дело в том, что документы, удостоверяющие совершение сделок с той же недвижимостью, банк получает от регистрирующих органов по почте, на что уходит около семи дней, в то время как проинформировать Росфинмониторинг нужно на следующий день после совершения сделки», — поясняет топ-менеджер крупного банка.

Впрочем, снятие обязательного контроля над «сделочными» операциями — лишь одна из мер, необходимых для того, чтобы сделать борьбу с отмыванием средств эффективной. Радикальной же мерой явилась бы полная отмена обязательного контроля, считают участники рынка. «В практике работы многих европейских стран обязательный контроль вообще отсутствует, — указывает председатель комитета АРБ по вопросам противодействия отмыванию доходов и финансированию терроризма Александр Наумов. — Такой подход в совокупности с отказом от сплошной идентификации клиентов и заменой ее на идентификацию, основанную на риске, позволит… направить высвободившиеся ресурсы на выявление действительно подозрительных сделок».