Продажа 46% Банка Москвы, принадлежащих правительству столицы, другому госбанку — ВТБ — не имеет экономического смысла. Об этом заявил «Росбалту» директор Института проблем глобализации Михаил Делягин.

На необходимость сделки указал министр финансов РФ Алексей Кудрин, напоминает агентство. Как отмечает Делягин, «приватизацией здесь и не пахнет: один госбанк перепродается другому». Возможно, ВТБ будет платить не своими деньгами, а за счет специальной госпомощи, предполагает эксперт.

«Это напоминает часть общей стратегии по приведению Москвы в соответствие остальным регионам (у которых нет своих банков). Правда, за выравнивание «ниже плинтуса» заплатит не только Москва, но и вся экономика в целом», — говорит Делягин.

«Покупка пятого по величине банка вторым резко ослабит банковскую конкуренцию, которая и так слаба из-за, по сути, монопольного положения госбанков (в первую очередь Сбербанка и счастливого претендента на Банк Москвы — ВТБ). Снижение конкуренции и усиление зависимости банковской системы от небольшого числа госбанков — негативный фактор оценки экономики России, противоречащий целям правительства по созданию международного финансового центра в Москве. С коммерческой точки зрения покупка Банка Москвы не даст ВТБ новых возможностей: как розничный банк он неминуемо будет конкурировать с банком ВТБ 24, как оптовый — с самим ВТБ. Рост новых возможностей будет пренебрежимо мал по сравнению с ростом затрат, в том числе и административных», — убежден экономист.

Более того, отмечает Делягин, крупные клиенты сотрудничают с Банком Москвы именно из-за его отличия от «федеральных» госбанков. Исчезновение этих отличий, неминуемое при поглощении, будет означать потерю заметной части этих клиентов и нанесет ущерб бизнесу. «В частности, нет никаких гарантий, что средства московских учреждений останутся в Банке Москвы после того, как город лишится прямого влияния на этот банк. Весьма возможно, что ВТБ проиграет конкуренцию за них, причем быстро и в самый неподходящий для себя момент», — поясняет он. Кроме того, по мнению эксперта, Банк Москвы обладает наилучшим в своем сегменте соотношением доходов и расходов: оптимизировать его еще сильнее, скорее всего, не получится просто по технологическим причинам.

«Единственная коммерческая мотивация ВТБ может заключаться в надежде на автоматическое повышение его капитализации при приобретении, вероятно, лучше управляемого и более эффективного банка. Его (ВТБ) можно понять: 2009 год он закончил с рекордным для себя убытком в 60 миллиардов рублей по международным стандартам. Однако в российских условиях такого рода надежды сбываются редко. Большинство слияний и поглощений в банковском секторе России, напротив, вели к уменьшению активов и капитала нового банка относительно прогнозов, а обычно — даже относительно простой суммы активов и капиталов двух банков. В основном это вызвано различиями в технологиях и корпоративной культуре; при этом чем крупнее приобретаемый банк, тем выше сложности интеграции и вызываемые ими потери части бизнеса, — говорит Делягин. — Приобретение Банка Москвы в этих условиях может не только не стать для ВТБ «палочкой-выручалочкой», но даже усугубить его проблемы. Более того: у потенциальных инвесторов ВТБ может возникнуть ощущение, что его команда не может справиться с убыточностью банка своими силами и уповает на ее покрытие за счет прибыли приобретаемого банка. Подобного рода ощущения потенциальных инвесторов не способствуют росту котировок акций и, соответственно, могут привести к недополучению средств от предполагаемой приватизации части ВТБ».

«Все изложенное заставляет серьезно усомниться в рациональности позиции Минфина, способной нанести ущерб не только Москве, но и общефедеральным интересам», — резюмирует эксперт.