Федеральная служба по финансовому мониторингу, отвечающая в России за борьбу с отмыванием средств, за десять месяцев этого года получила от участников финансового рынка свыше 5,6 млн сообщений об операциях на сумму около 120 трлн рублей. Такие данные приводит в понедельник газета «Коммерсант» со ссылкой на пресс-службу ведомства. Более 90% информации приходит от банков, уточнили в пресс-службе; остальные приходятся на страховые компании, профессиональных участников рынка ценных бумаг, ломбарды, НПФ, операторов по приему платежей, а также на организации, работающие с драгметаллами и осуществляющие сделки с недвижимостью. За аналогичный период прошлого года в Росфинмониторинг поступило около 4,7 млн сообщений о сделках на сумму 57 трлн рублей. В 2008 году количество сообщений от организаций было на 15% больше, чем в этом году, но объем подозрительных операций составил 69 трлн.

Выход банковской системы из кризиса сопровождался увеличением активности клиентов, и это напрямую отразилось на сделках, подлежащих антиотмывочному контролю. «Однако все равно 120 триллионов рублей — это очень много, — указывает гендиректор «Интерфакс-ЦЭА» Михаил Матовников. — Эта сумма в три раза превышает ВВП и представляет собой порядка 60% оборотов по счетам банков, связанных с обслуживанием экономики».

В законе «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» перечислены операции, сообщения о которых направляются в Росфинмониторинг в обязательном порядке. Это операции с наличными на сумму свыше 600 тыс. рублей и безналичные операции, если одна из сторон по ним зарегистрирована, живет или находится на территории государства, не участвующего в международной борьбе с терроризмом, операции по счетам (вкладам) и прочее, а также сделки с недвижимостью на сумму свыше 3 млн рублей. Кроме этих операций есть еще огромный перечень подозрительных сделок, критерии которых менее конкретны и отражены в многочисленных письмах ЦБ и документах Росфинмониторинга.

Опрошенные изданием банкиры считают, что стремительный рост объемов подконтрольных Росфинмониторингу операций выглядит правдоподобно и тому есть несколько причин. «В этом году мы наблюдаем рост по сделкам с недвижимостью примерно в два раза, а такие операции подлежат обязательному контролю, — говорит начальник департамента финансового мониторинга и валютного контроля Нордеа Банка Ирина Мусорина. — При этом много сделок, которые проводят состоятельные клиенты, и можно еще отметить рост сделок по приобретению недвижимости за границей». Также только за этот год ЦБ направил в банки 18 писем по критериям сомнительных операций. «Кроме того, многие критерии не описываются регулятором в письмах, а разъясняются банкам при проверках и при согласовании правил внутреннего контроля», — уточняет начальник управления внутреннего мониторинга Первого Республиканского Банка Наталия Мастерова. Она также признает, что количество операций с недвижимостью значительно увеличилось. «Активность клиентов объясняется, видимо, ожиданием того, что цены на недвижимость снова начнут быстро расти», — добавляет Мусорина. Впрочем, сейчас обсуждается возможность освобождения банков от обязанности уведомлять Росфинмониторинг о сделках с недвижимостью, напоминает газета.

При почти двукратном росте объема сделок, отчет по которым получил Росфинмониторинг, и их числа более чем на 19% количество действительно подозрительных сделок выросло незначительно. Практически неизменным по сравнению с уровнем прошлого года осталось число запросов от правоохранительных органов, уточнили в пресс-службе Росфинмониторинга: около 20 тыс. за десять месяцев. По данным на 1 октября, количество уголовных дел, возбужденных по материалам Росфинмониторинга, выросло по сравнению с прошлым годом примерно на 12% — до 2 тыс. Это 0,3% от потенциально подозрительных операций, о которых участники финрынка уведомили Росфинмониторинг.