Для стабильно высокого роста российской экономики в 2030 году годовая инфляция в России должна замедлиться до 2—3%, а расходы на выплату пенсий сократиться до 6% ВВП с нынешних 7,6%, считают аналитики Института Центр развития ГУ ВШЭ.

«Необходимо снизить инфляцию до почти европейского уровня, высокая инфляция препятствует «длинному» планированию, которое необходимо для качественных перемен в экономике», — отмечает старший научный сотрудник ГУ ВШЭ Максим Петроневич на пресс-конференции в РИА Новости.

Эксперты рассматривают два основных сценария развития экономики: один, так называемый бег на месте, предусматривает сохранение нынешних правил игры, а второй — немедленное начало реформ, включающее постепенное сокращение бюджетного дефицита, снижение пенсионных обязательств, приток прямых иностранных инвестиций, ограничение роста тарифов естественных монополий до 4—5% в год.

При этом во втором сценарии, который аналитики условно назвали «прыжок тигра», темпы роста экономики «могут оказаться в ближайшие 5—7 лет не очень высокими». «Чтобы прыгнуть, надо подготовиться, размяться, накачать мышцы… 6—7 лет уйдут на тренировку, затем экономика начнет расти гораздо быстрее», — отмечает директор по макроэкономическим исследованиям ГУ ВШЭ Сергей Алексашенко. Он пояснил, что темпами роста «можно пожертвовать ради изменения структуры бюджета, платежного баланса, ВВП по доходам». Гонка за темпами роста без подобных реформ приведет к новому перегреву.

В частности, реформы «для прыжка» предусматривают развитие сильных институтов вместо методов ручного управления, отказ от бюрократической ренты, открытие экономики и последовательный рост конкуренции. При этом реформы должны привести к притоку прямых иностранных инвестиций в российскую экономику.

«В 2030 году объем прямых инвестиций из-за рубежа и инвестиционного импорта в сценарии «прыжок тигра» должен быть выше в два раза по сравнению со сценарием «бег на месте»», — считают аналитики. При этом госинвестиции дополняют, а не вытесняют частные, а приоритетами становятся инфраструктурные проекты, программы развития человеческого капитала (образование, здравоохранение). Пока же, отмечают эксперты, бюджетные ресурсы концентрируются на проектах Сочи-2014, ЧМ-2018, обороне и пенсионных расходах за счет секвестра расходов, ориентированных на развитие, и нарастающего дефицита.

«В случае устойчивого роста можно пойти на сохранение дефицита, пока госдолг не превысит 20% ВВП, а по мере консолидации вернуться к накоплению нефтегазовых доходов в Резервном фонде», — считают аналитики Центра развития.

По их расчетам, Россия может жить в случае модернизационного сценария с дефицитом до 2025 года, когда он станет нулевым. А в 2015-м — срок, установленный российскими властями для выхода на бездефицитный бюджет — дефицит, по прогнозам аналитиков, может составлять 1,5% ВВП. Более того, они поясняют, что «нулевой дефицит к 2015 году невозможен без разрушительных последствий для нынешней структуры бюджетных обязательств — социалки, приоритетных проектов».

При этом «рост пенсий и предстоящее наращивание оборонных расходов исказили структуру бюджета». «Для устойчивого бюджета необходим плавный возврат общего объема пенсионных обязательств к уровню 2009 года (6% ВВП)», — отмечается в материалах ГУ ВШЭ.