В распоряжении «Коммерсанта» оказался текст второй статьи экс-главы ВИП-Банка Алексея Френкеля, обвиняемого в заказном убийстве зампреда ЦБ Андрея Козлова. В тексте, написанном летом 2006 года, Френкель конкретизировал обвинения в коррупции к ЦБ и системе страхования вкладов, описал систему взяток в банковском надзоре ЦБ и фактически назвал трех персонально подозреваемых им чиновников ЦБ — Виктора Мельникова, Михаила Сухова и Андрея Козлова.

Второе послание Алексея Френкеля, озаглавленное «О надзоре и надзирателях», оказалось много короче и гораздо конкретнее первой статьи. В нем содержится описание якобы существующей системы взяток ЦБ при отборе банков в систему страхования вкладов (ССВ) и есть персональные обвинения.

Так, по имени назван зампред ЦБ, отвечающий за взаимодействие с Росфинмониторингом, Виктор Мельников. Хотя никаких конкретных обвинений ему Френкель не предъявляет, описанные им ситуации невозможны без участия чиновника. Френкель отмечает негативную роль, сыгранную «Добровольческим корпусом по оказанию финансовых услуг» (некоммерческой организации из США, специализирующейся на оказании технической помощи развитию финансовых рынков в странах с переходной экономикой) в развитии банковского надзора — напомним, в 2001—2002 годах его управляющим директором в России был именно Андрей Козлов. Кроме того, как отмечает Френкель, «механизм приема пожертвований был быстро налажен через департамент лицензирования» — его бывший руководитель Михаил Сухов в минувшую пятницу стал членом совета директоров ЦБ.

Бывший руководитель ВИП-Банка пытается доказать, что «реальность происходивших процессов при отборе банков (в систему страхования вкладов) ничего общего не имеет» ни с обеспечением устойчивости банковской системы, ни с борьбой с отмыванием денег. Френкель утверждает, что после 2002 года система банковского надзора и нормативная база ЦБ вообще перерабатывалась в сторону «определения более размытых критериев», выстраивалась на основе вынесения «мотивированных решений», а не соблюдения формальных показателей. Именно это и стало причиной того, что «именно в последние два-три года они (коррупционные проявления) выросли в целостную систему и достигли невиданных масштабов».

Текст приводит и конкретные оценки взяток, платившихся за вступление в ССВ, и ежемесячной прибыли «крышевателей» бизнеса по обналичке. По данным Френкеля, вступление банка в ССВ стоило его хозяевам от 150 тыс. до 5 млн. долларов. Суммарный объем взяток, по оценке банкира, только за «период приема банков в ССВ» составил 250 млн., доходы неназываемых «кураторов» — 100—120 млн. долларов в месяц.

Опрошенные «Коммерсантом» предприниматели, знакомые с практикой обналички и банковского надзора, анонимно заявили, что второе письмо Алексея Френкеля содержит информацию и данные, совпадающие с общим мнением о происходящем на рынке и в ЦБ. «Это слишком правдоподобно, чтобы это комментировать», — заявил газете анонимный участник рынка.