Инвестбанк «Ренессанс Капитал» выбрал уникальную и абсолютно правильную модель бизнеса. Такое мнение высказал в интервью «Ведомостям» предприниматель Михаил Прохоров, чья группа «Онэксим» владеет в «Ренессансе» долей в 50% минус 1/2 акции.

«У нас нет никаких управленческих противоречий со Стивеном, — заверил Прохоров, оценивая работу своего партнера — совладельца и главы инвестбанка Стивена Дженнингса. — Мы хорошо дополняем друг друга, одинаково глобально мыслим».

«После кризиса принципиально поменялась структура инвестиционного банкинга, — заметил российский бизнесмен. — Все думали, что игроки уйдут, а маржа останется прежней. Игроки ушли, а маржа стала критически низкой по всем продуктам». «Поэтому то, что делал «Ренессанс» последние пять лет — выстраивал сети полуглобального банка, — это уникальная модель, абсолютно правильная, — сделал вывод Прохоров. — Мы — часть мировой глобальной экономики, и когда какой-то фонд открывается, он хочет сразу иметь покрытие капитала 60—70% на развивающемся рынке. Вот эту сеть нам удалось построить. Еще одну покупку сделаем, и у нас сеть будет полностью готова. У нас пошли огромные заказы на развивающиеся рынки из крупных частных фондов, потому что мы покрываем там 70%. Крупные (американские) инвестиционные банки временно заморозились после кризиса, они не строят эту сеть. Нам повезло. Сколько это еще продлится — год, полтора? Как только они разморозятся, поконкурируем на инвестиционной площадке».

«Инвестиционный банк — это люди», — подчеркнул также российский совладелец «Ренессанс Капитала», отметив: «Дженнингс правильно делает, что меняет команду в банке: набирает новых людей, которые отлично разбираются в нынешних тенденциях. Пример: в России нет деривативов, а во всем мире основной драйвер роста — деривативный рынок. Он есть в Африке, Азии, и заказы идут от фондов. Дженнингс набрал звезд, которые отлично понимают, как работает этот рынок».

Прохоров отмел слухи о том, что подконтрольная ему группа «Онэксим» во время кризиса получила долю в «Ренессанс Капитале» за долги. «Это неправда. Никаких денег в «Ренессансе» у меня не было. Мы купили банк за деньги, оплатили допэмиссию», — заверил он.

Комментируя разговоры о том, что его партнер хочет выйти из «Ренессанса» и, в частности, ведет переговоры со Сбербанком, Прохоров заявил: «У меня такого ощущения нет. По акционерному соглашению никто из нас не может продать свою долю в «Ренессансе» без согласия другого. И нам никто никаких предложений не делал… Предметный разговор — это оферта, а оферты (нам) не было».